Блоги
offline
374   0   0   0

"Почему христианские народы..."

"Почему христианские народы..."

Замысел статьи "Почему христианские народы..." Толстой впервые отметил в записной книжке 21 января 1907 г. Последняя рукопись была датирована 17 мая; между тем Толстой просматривал эту рукопись и сделал к ней большую вставку об апостоле Павле.



Впервые статья была опубликована в 1917 г. В журнале "Голос Толстого и Единение", №5. "Юбилейное издание" печатает статью по рукописи №8. В конце рукописи дата Толстого: "1907, 17 мая". "Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного полного собрания сочинений Л.Н.Толстого" (т. 37)

Люди мирно живут между собой и согласно действуют только тогда, когда они соединены одним и тем же мировоззрением: одинаково понимают цель и назначение своей деятельности.



Так это для семей, так это и для различных кружков людей, так это для политических партий, так это для целых сословий и так это в особенности для народов, соединённых в государства.



Люди одного народа живут более или менее мирно между собой и отстаивают дружно свои общие интересы только до тех пор, пока живут одним и тем же усвоенным и признаваемым всеми людьми народа мировоззрением. Общее людям народа мировоззрение выражается обыкновенно установившейся в народе религией.



Так это было всегда и в языческой древности, так это есть и теперь и в языческих, и магометанских народах, и с особенной ясностью в самом древнем и до сих пор продолжающем жить одной и той же мирной и согласной жизнью народе Китая. Так это было и среди так называемых христианских народов. Народы эти были внутренне соединены той религией, которая носила название христианской.



Религия эта представляла из себя очень неразумное и внутренне противоречивое соединение самых основных и вечных истин о жизни человеческой с самыми грубыми требованиями языческой жизни. Но как ни грубо было это соединение, оно, облекаясь в торжественные формы, долгое время отвечало нравственным и умственным требованиям европейских народов.



Но чем дальше подвигалась жизнь, чем больше просвещались народы, тем всё очевиднее и очевиднее становилось внутреннее противоречие заключающееся в этой религии, её неосновательность, несостоятельность и ненужность. Так это продолжалось веками и в наше время дошло до того, что религия эта держится только инерцией, никем уже не признаётся и не исполняет главного свойственного религии внешнего воздействия на народ: соединения людей в одном мировоззрении, одном общем всем понимании назначения и цели жизни.



Прежде религиозное учение это распадалось на различные секты, и секты горячо отстаивали каждая своё понимание, теперь этого уже нет. Если и существуют различные секты между разными охотниками словопрений, никто уже серьёзно не интересуется этими сектами. Вся масса народа - как самые учёные, так и самые неучёные рабочие не верят уже не только в эту когда-то двигавшую людьми христианскую религию, но не верят ни в какую религию, верят, что самое понятие религии есть нечто отсталое и ненужное. Люди учёные верят в науку, в социализм, анархизм, прогресс. Люди неучёные верят в обряды, в церковную службу, в воскресное неделание, но верят как в предание, приличие; но веры, как веры, соединяющей людей, движущей ими, совсем нет, или остаются исчезающие остатки.



Ослабление веры, замена или скорее затемнение её суеверными обычаями и для масс и рационалистическое толкование основ веры высшими учёными классами происходит везде: и в браманизме, и в конфуцианстве, и в буддизме, и в магометанстве, но нигде нет того полного освобождения народов от религии, какое произошло и с необыкновенной быстротой происходит в христианстве.



Затемнение основ веры суеверными толкованиями и обычаями есть общее всем религиям явление. Общие причины затемнения основ веры заключаются, во-первых, и главное, в том, что всегда именно непонимающие люди желают толковать учение и своими толкованиями извращают и ослабляют его; во-вторых, в том, что большинство ищет видимых форм проявления учения и переводит на вещественный духовный смысл учения; в-третьих, в общих всем религиям жреческих искажениях религиозных основ учений ради выгод жрецов и властвующих классов.



Все три причины эти извращения религии общи всем религиозным учениям и исказили отчасти учения браманизма, буддизма, таосизма, конфуцианства, еврейства, магометанства; но причины эти не уничтожили веру в эти учения. И народы Азии, несмотря на извращения, которым подверглись эти учения, продолжают верить в них и соединены между собою и отстаивают свою независимость. Только одна так называемая христианская религия утратила всякую обязательность для народов, исповедующих её, и перестала быть религией. Отчего это? Какие особенные причины произвели это странное явление?



Причина это в том, что так называемое церковно-христианское учение не есть цельное, возникшее на основании проповеди одного великого учителя учение, каковы буддизм, конфуцианство, таосизм, а есть только подделка под истинное учение великого учителя, не имеющая с истинным учением почти ничего общего, кроме названия основателя и некоторых ничем не связанных положений, заимствованных из основного учения.



Знаю, что то, что я имею высказать теперь, именно то, что та церковная вера, которую веками исповедовали и теперь исповедуют миллионы людей под именем христианства, есть не что иное, как очень грубая еврейская секта, не имеющая ничего общего с истинным христианством, - покажется людям, исповедующим на словах учение этой секты, не только невероятным, но верхом ужаснейшего кощунства.



Но я не могу не сказать этого. Не могу не сказать этого потому, что для того, чтобы люди могли воспользоваться тем великим благом, которое даёт нам истинное христианское учение, нам необходимо прежде всего освободиться от того бессвязного, ложного и, главное, глубоко-безнравственного учения, которое скрыло от нас истинное христианское учение. Учение это, скрывшее от нас учение Христа, есть то учение Павла, изложенное в его посланиях и ставшее в основу церковного учения. Учение это не только не есть учение Христа, но есть учение прямо противоположное ему.



Стоит только внимательно прочесть евангелия, не обращая в них особенного внимания на всё то, что носит печать суеверных вставок, сделанных составителями, вроде чуда Каны Галилейской, воскрешений, исцелений, изгнания бесов и воскресения самого Христа, а останавливаясь на том, что просто, ясно, понятно и внутренне связано одною и тою же мыслью, - и прочесть затем хотя бы признаваемые самыми лучшими послания Павла, чтобы ясно стало то полное несогласие, которое не может не быть между всемирным, вечным учением простого, святого человека Иисуса с практическим временным, местным, неясным, запутанным, высокопарным и подделывающимся под существующее зло учением фарисея Павла.



Как сущность учения Христа (как всё истинно великое) проста, ясна, доступна всем и может быть выражена одним словом: человек - сын Бога, - так сущность учения Павла искусственна, темна и совершенно непонятна для всякого свободного от гипноза человека.



Сущность учения Христа в том, что истинное благо человека - в исполнении воли Отца. Воля же Отца - в единении людей. А потому и награда за исполнение воли Отца есть само исполнение, слияние с Отцом. Награда сейчас - в сознании единства с волей Отца. Сознание это даёт высшую радость и свободу. Достигнуть этого можно только возвышением в себе духа, перенесением жизни в жизнь духовную.



Сущность учения Павла в том, что смерть Христа и его воскресение спасает людей от их грехов и жестоких наказаний, предназначенных Богом теперешним людям за грехи прародительские.



Как основа учения Христа в том, что главная и единственная обязанность человека есть исполнение воли Бога, то есть любви к людям, - единственная основа учения Павла та, что единственная обязанность человека - это вера в то, что Христос своей смертью искупил и искупает грехи людей.



Как, по учению Христа, награда за перенесение своей жизни в духовную сущность каждого человека есть радостная свобода этого сознания соединения с Богом, так по учению Павла, награда доброй жизни не здесь, а в будущем, посмертном состоянии. По учению Павла, жить доброй жизнью надо, главное, для того, чтобы получить за это награду там. С своей обычной нелогичностью он говорит, как бы в доказательство того, что должно быть блаженство будущей жизни: Если мы не распутничаем и лишаем себя удовольствия делать гадости здесь, а награды в будущей жизни нет, то мы останемся в дураках.



Да, основа учения Христа - истина, смысл - назначение жизни. Основа учения Павла - расчёт и фантазия.



Из таких различных основ естественно вытекают и ещё более различные выводы.



Там, где Христос говорит, что люди не должны ждать наград и наказаний в будущем и должны, как работники у хозяина, понимать своё назначение, исполнять его, - все учение Павла основано на страхе наказаний и на обещаниях наград, вознесения на небо или на самом безнравственном положении о том, что если ты веришь, то избавишься от грехов, ты безгрешен.



Там, где в Евангелии признаётся равенство всех людей и говорится, что то, что велико перед людьми, мерзость перед Богом, Павел учит повиновению властям, признавая установление их от Бога, так что противящийся власти противится Божию установлению.



Там, где Христос учит тому, что человек должен всегда прощать, Павел призывает анафему на тех, кто не делает то, что он велит, и советует напоить и накормить голодного врага с тем, чтобы этим поступком собрать на голову врага горячие уголья, и просит Бога наказать за какие-то личные расчёты с ним Александра Медника.



Евангелие говорит, что люди все равны; Павел знает рабов и велит им повиноваться господам. Христос говорит: не клянись вовсе и кесарю отдавай только то, что кесарево, а то, что Богово - твоя душа - не отдавай никому. Павел говорит: "Всякая душа да будет покорна высшим властям: ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены". (К Римл. ХIII, 1,2)



Христос говорит: "Взявшие меч от меча погибнут". Павел говорит: "Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч; он - Божий слуга..., отмститель в наказание делающему злое". (Римл. ХIII, 4.)



Христос говорит: "сыны Бога никому не обязаны платить подати. Павел говорит "Для сего вы и подати платите: ибо они Божии служители, си самым постоянно занятые. И потому отдавайте всякому должное; кому подать - подать; кому оброк - оброк, кому страх - страх, кому честь - честь". (Римл. ХIII, 6,7.)



Но не одни эти противоположные учения Христа и Павла показывают несовместимость великого, всемирного учения, уясняющего то, что было высказано всеми величайшими мудрецами Греции, Рима и Востока, с мелкой, сектантской, случайной, задорной проповедью непросвещённого, самоуверенного и мелко-тщеславного, хвастливого и ловкого еврея. Несовместимость эта не может не быть очевидна для всякого человека, воспринявшего сущность великого христианского учения.



А между тем целый ряд случайных причин сделали то, что это ничтожное и лживое учение заняло место великого вечного и истинного учения Христа и даже на много веков скрыло его от сознания большинства людей.



Правда, во все времена среди христианских народов были люди, понимавшие христианское учение в его истинном значении, но это были только исключения. Большинство же так называемых, в особенности после того, как властью церкви все писания Павла даже и его советы приятелям о том, чтобы пить вино для поправления желудка, были признаны непререкаемым произведением святого духа, большинство верило, что именно это безнравственное и запутанное учение, поддающееся, вследствие этого, самым произвольным толкованиям, и есть настоящее учение самого Бога-Христа.



Причин такого заблуждения было много различных.



Первая та, что Павел, как и все самолюбивые, славолюбивые проповедники лжи, суетился, бегал из места в место, вербовал учеников, не брезгая никакими средствами для приобретения их; люди же, понявшие истинное учение, жили им и не торопились проповедовать.


Вторая причина была в том, что послания, проповедующие, под именем Иисуса Христа, учение Павла, стали, вследствие торопливой деятельности Павла, известны прежде, чем евангелия (это было в 50-х годах после рождения Христа. Евангелия же появились позднее).

Третья причина была в том, что грубо суеверное учение Павла было доступнее грубой толпе, охотно принявшей новое суеверие, заменявшее старое.



Четвёртая причина была та, что учение это (как ни ложно оно было по отношению тех основ, которые оно извращало), будучи всё-таки разумнее грубого исповедоваемого народами язычества, между тем не нарушало языческих форм жизни, как и язычество, допуская и оправдывая насилия, казни, рабство, богатство, - в корне уничтожало весь склад языческой жизни.



Сущность дела была такая.



В Галилее в Иудее появился великий мудрец, учитель жизни, Иисус, прозванный Христом. Учение его слагалось из тех вечных истин о жизни человеческой, смутно предчувствуемых всеми людьми и более или менее ясно высказанных всеми великими учителями человечества: браминскими мудрецами, Конфуцием, Лао-Тзе, Буддой. Истины эти были восприняты окружавшими Христа простыми людьми и более или менее приурочены к еврейским верованиям того времени, из которых главное было ожидание пришествия мессии.



Появление Христа с его учением, изменявшим весь строй существующей жизни, было принято некоторыми, как исполнение пророчеств о мессии. Очень может быть, что и сам Христос более или менее приурочивал своё вечное, всемирное учение к случайным, временным религиозным формам того народа, среди которого он проповедовал. Но, как бы то ни было, учение Христа привлекло учеников, расшевелило народ и, все более и более распространяясь, стало так неприятно еврейским властям, что они казнили Христа и после его смерти гнали, мучили и казнили его последователей (Стефана и других). Казни, как всегда, только усиливали веру последователей.



Упорство и убеждённость этих последователей, вероятно, обратили на себя внимание и сильно поразили одного из фарисеев-гонителей, по имени Савла. И Савл этот, получив потом название Павла, человек очень славолюбивый, легкомысленный, горячий и ловкий, вдруг по каким-то внутренним причинам, о которых мы можем только догадываться, вместо прежней своей деятельности, направленной против учеников Христа, решился, воспользовавшись той силой убеждённости, которую он встретил в последователях Христа, сделаться основателем новой религиозной секты, в основы которой он положил те очень неопределённые и неясные понятия, которые он имел об учении Христа, все сросшиеся с ним еврейские фарисейские предания, а главное, свои измышления о действенности веры, которая должна спасать и оправдывать людей.



С этого времени, с 50-х годов, послу смерти Христа, и началась усиленная проповедь этого ложного христианства, и в эти 5-6 лет были написаны первые (признанные потом священными) псевдохристианские письмена, именно послания. Послания первые определили для масс совершенно превратное значение христианства.



Когда же было установлено среди большинства верующих именно это ложное понимание христианства, стали появляться и евангелия, которые, в особенности Матфея, были не цельные произведения одного лица, а соединение многих описаний о жизни и учении Христа. Сначала появилось евангелие Марка, потом Матфея, Луки, потом Иоанна.



Все евангелия эти не представляют из себя цельных произведений, а все суть соединения из различных писаний. Так, например евангелие Матфея в основе своей имеет краткое евангелие евреев, заключающее в себе одну нагорную проповедь. Все же евангелие составлено из прибавляемых к нему дополнений. То же и с другими евангелиями. Все евангелия эти (кроме главной части евангелия Иоанна), появившись позднее Павла, более или менее подгонялись под существовавшее уже павловское учение.



Так что истинное учение великого учителя, то, которое сделало то, что сам Христос и его последователи умирали за него, сделало и то, что Павел избрал это учение для своих славолюбивых целей; истинное учение, с первых шагов своих извращённое павловским извращением, все более и более прикрывалось толстым слоем суеверий, искажений, лжепониманием, и кончилось тем, что истинное учение Христа стало неизвестно большинству и заменилось вполне тем странным церковным учением с папами, митрополитами, таинствами, иконами, оправданиями верою и т.п., которое с истинным христианским учением почти ничего не имеет общего, кроме имени.



Такого отношение истинно-христианского учения к павловско-церковному учению, называемому христианским. Учение было ложное по отношению к тому, что им будто бы представлялось, но как ни ложно оно было, учение это всё-таки было шагом вперёд в сравнении с религиозными понятиями варваров времён Константина. И потому Константин и окружающие его люди охотно приняли это учение, совершенно уверенные в том, что учение это есть учение Христа. Попав в руки властвующих, учение это все более и более огрубевало и приближалось к миросозерцанию народных масс. Явились иконы, статуи, обоготворённые существа, и народ искренно верил в это учение.



Так это было и в Византии и в Риме. Так это было и все средние века, и часть новых - до конца 18 столетия, когда люди, так называемые христианские народы, дружно соединились во имя этой церковной павловской веры, которая давала им, хотя и очень низменное и ничего не имеющее общего с истинным христианством, объяснение смысла и назначения человеческой жизни.



У людей была религия, они верили в её и потому могли жить согласной жизнью, защищая общие интересы.



Так это продолжалось долго, продолжалось бы и теперь, если бы эта церковная вера была самостоятельное религиозное учение, как учение браманизма, буддизма, как учение шинто, в особенности как китайское учение Конфуция, и не была подделкой под учение христианства, не имеющей в самой себе никакого корня.



Чем дальше жило христианское человечество, чем больше распространялось образование и чем смелее и смелее становились на основании извращённой и признанной непогрешимой веры как светские, так и духовные властители, тем все больше и больше изобличалась фальшь извращённой веры, вся неосновательность и внутренняя противоречивость учения, признающего основой жизни любовь и вместе с тем оправдывающего войны и всякого рода насилия.



Люди все меньше и меньше верили в учение, и кончилось тем, что все огромное большинство христианских народов перестало верить не только в это извращённое учение, но и в какое бы то ни было общее большинству людей религиозное учение. Все разделились на бесчисленное количество не вер, а мировоззрений; все, как пословица говорит, расползлись, как слепые щенята от матери, и все теперь люди нашего христианского мира с разными мировоззрениями и даже верами: монархисты, социалисты; республиканцы, анархисты, спиритисты, евангелисты и т.п., все боятся друг друга, ненавидят друг друга.



Не стану описывать бедственность, разделённость, озлобленность людей христианского человечества. Всякий знает это. Стоит только прочесть первую попавшуюся какую бы то ни было, самую консервативную или самую революционную газету. Всякий, живущий среди христианского мира, не может не видеть, что как ни плохо теперешние положение христианского мира, то, что ожидает его, ещё хуже.



Взаимное озлобление растёт, и все заплатки, предполагаемые как правительствами, так и революционерами, социалистами, анархистами, не могут привести людей, не имеющих перед собою никакого другого идеала, кроме личного благосостояния, и потому не могущих не завидовать друг другу и не ненавидеть друг друга, ни к чему другому, кроме как к всякого рода побоищам внешним и внутренним и к величайшим бедствиям.



Спасение не в мирных конференциях и пенсионных кассах, не в спиритизме, евангелизме, свободном протестантстве, социализме; спасение в одном: в признании одной такой веры, которая могла бы соединить людей нашего времени. И вера эта есть, и много есть людей уже теперь, которые знают её.



Вера эта есть то учение Христа, которое было скрыто от людей лживым учением Павла и церковью. Стоит только снять эти покровы, скрывающие от нас истину, и нам откроется то учение Христа, которое объясняет людям смысл их жизни и указывает на проявление этого учения в жизни и даёт людям возможность мирной и разумной жизни.



Учение это просто, ясно, удобоисполнимо, одно для всех людей мира и не только не расходится с учениями Кришны, Будды, Лао-Тзе, Конфуция в их неизвращённом виде, Сократа, Эпиктета, Марка Аврелия и всех мудрецов, понимавших общее для всех людей одно назначение человека и общий всем, во всех учениях один и тот же закон, вытекающий из сознания этого назначения, но подтверждает и уясняет их.



Казалось бы, так просто и легко страдающим людям освободиться от того грубого суеверия, извращённого христианства, в котором они жили и живут, и усвоить то религиозное учение, которое было извращено и исполнение которого неизбежно даёт полное удовлетворение как телесной, так и духовной природе человека. Но на пути этого осуществления стоит много и много самых разнообразных препятствий: и то, что ложное учение это признано божественным; и то, что оно так переплелось с истинным учением, что отделить ложное от истинного особенно трудно; и то, что обман этот освящён преданием древности, и на основании его совершенно много дел, считающихся хорошими, которые, признав истинное учение, надо было бы признать постыдными; и то, что на основании ложного учения сложилась жизнь господ и рабов, вследствие которой возможно было произвести все те мнимые блага материального прогресса, которым так гордится наше человечество; а при установлении истинного христианства вся наибольшая часть этих приспособлений должна будет погибнуть, так как без рабов некому будет их делать.



Препятствие особенно важное и то, что истинное учение невыгодно для людей властвующих. Властвующие же люди имеют возможность, посредством и ложного воспитания и подкупа, насилия и гипноза взрослых, распространять ложное учение, вполне скрывающее от людей то истинное учение, которое одно даёт несомненное и неотъемлемое благо всем людям.



Главное препятствие состоит в том, что именно вследствие того, что ложь извращения христианского учения слишком очевидна, в последнее время все более и более распространялось и распространяется грубое суеверие, в много раз вреднейшее, чем все суеверия древности, суеверие о том, что религия вообще есть нечто ненужное, отжитое, что без религии человечество может жить разумной жизнью.



Суеверие это особенно свойственно людям ограниченным. А как таковых большинство людей в наше время, то грубое суеверие это все более и более распространяется. Люди эти, имея в виду самые извращения религии, воображают, что религия вообще есть нечто отсталое, пережитое человечеством, и что теперь люди узнали, что они могут жить без религии, то есть без ответа на вопрос: зачем живут люди, и чем им, как разумным существам, надо руководиться.



Грубое суеверие это распространяется преимущественно людьми, так называемыми учёными, то есть людьми особенно ограниченными и потерявшими способность самобытного, разумного мышления, вследствие постоянного изучении чужих мыслей и занятия самыми праздными и ненужными вопросами. Особенно же легко и охотно воспринимается это суеверие отупевшими от машинной работы городскими фабричными рабочими, количество которых становится все больше и больше, в самых считающихся просвещёнными, то есть в сущности самых отсталых и извращённых людях нашего времени.



В этом все более и более распространяющемся суеверии причина непринятия истинного учения Христа. Но в нём же, в этом распространяющемся суеверии, и причина того, что люди неизбежно будут приведены к пониманию того, что та религия, которую они отвергают, воображая, что эта религия Христа, есть только извращение этой религии, а что истинная религия одна может спасти людей от тех бедствий, в которые они все более и более впадают, живя без религии.



Люди самым опытом жизни будут приведены к необходимости понять то, что без религии люди никогда не жили и не могут жить, что если они живы теперь, то только потому, что среди них ещё живы остатки религии; поймут, что волки, зайцы могут жить без религии, человек же, имеющий разум, такое орудие, которое даёт ему огромную силу, - если живёт без религии, подчиняясь своим животным инстинктам, становится самым ужасным зверем, вредным особенно для себе подобных.



Вот это-то люди неизбежно поймут, и уже начинают понимать теперь, после тех ужасных бедствий, которые они причиняют и готовятся причинить себе. Люди поймут, что им нельзя жить в обществе без одного соединяющего их, общего понимания жизни. И это общее, соединяющее всех людей понимание жизни смутно носится с сознании всех людей христианского мира отчасти потому, что это сознание присуще человеку вообще, отчасти потому, что это понимание жизни выражено в том самом учении, которое было извращено, но сущность которого проникала и сквозь извращение.



Надо только понять, что все, чем ещё держится наш мир, все, что есть в нём доброго, все единение людей, то, какое есть, все те идеалы, которые носятся перед людьми: социализм, анархизм, все это - не что иное, как частные проявлении той истинной религии, которая была скрыта от нас павлоством и церковью (скрыта она была, вероятно, оттого, что сознание народов ещё не доросло до истинной) и до которой теперь доросло христианское человечество.



Людям нашего времени и мира не нужно, как это думают ограниченные и легкомысленные люди, так называемые учёные, придумывать какие-то новые основы жизни, могущие соединить всех людей, а нужно только откинуть все те извращения, которые скрывают от нас истинную веру, и эта вера, единая со всеми разумными основами вер всего человечества, откроется перед нами во всём своём не только величии, но всей обязательности своей для всякого человека, обладающего разумом.



Как готовая кристаллизироваться жидкость ожидает толчка для того, чтобы превратиться в кристаллы, так и христианское человечество ждало только толчка для того, чтобы все его смутные христианские стремления, заглушаемые ложными учениями и в особенности суеверием о возможности человечества жить без религии, превратились в действительность, и толчок этот почти одновременно дан нам пробуждением восточных народов и революцией среди русского народа, больше всех удержавшего в себе дух истинного христианства, а не павловского христианства.



Причина, по которой христианские народы вообще и русский народ в особенности находятся теперь в бедственном положении, - та, что народы не только потеряли единственное условие, необходимое для мирного, согласного и счастливого сожительства людей: верования в одни и те же основы жизни и общие всем людям законы поступков, - не только лишены этого главного условия хорошей жизни, но ещё и коснеют в грубом суеверии о том, что люди могут жить хорошей жизнью без веры.



Спасение от этого положения в одном: в признании того, что если извращение христианской веры и было извращение веры и должно было отвергнуто, то та вера, которая была извращена, есть единая, необходимейшая в наше время истина, сознаваемая всеми людьми не только христианского, но и восточного мира, и следование которой даёт людям, каждому отдельно и всем вместе, не бедственную, а согласную и добрую жизнь.



Спасение не в том, чтобы устроить придуманную нами для других людей жизнь, как понимают это спасение теперь люди, не имеющие веры каждый по-своему: одни парламентаризм, другие республику, третьи социализм, четвёртые анархизм, а в том, чтобы всем людям в одном и том же понимать для каждого самого себя назначение жизни и закон её и жить на основании этого закона в любви с другими, но без определения вперёд какого-либо известного устройства людей.



Устройство жизни всех людей будет хорошо только тогда, когда люди не будут заботиться об этом устройстве, а будут заботиться только о том, чтобы каждому перед своей совестью исполнить требование своей веры. Только тогда и устройство жизни будет наилучшим, не такое, какое мы придумываем, а такое, какое должно быть соответственно той веры, которую исповедают люди и законы которой они исполняют.



Вера же эта существует в чистом христианстве, совпадающем со всеми учениями мудрецов древности и востока.



И я думаю, что именно теперь настало время этой веры, и что лучшее, что может человек сделать в наше время, это то, чтобы в жизни своей следовать учению этой веры и содействовать распространению её в людях.

1907. 17 мая










Адрес записи

Блоги
offline
417   0   0   0

В 1917 году евреи составляли 1,1%

В 1917 году евреи составляли 1,1% населения России. Писатель Григорий Климов (США) – на основе несекретных и общедоступных государственных архивов СССР – даёт списки советского правительства в 1917—1921 годах, которые нетрудно проверить:
Совет Народных Комиссаров – 77,2% евреев,
Военный Комиссариат – 76,7%,
Наркоминдел – 81,2%,
Наркомфин – 80%,
Наркомюст – 95%,
Наркомпрос – 79,2%,
Наркомат соцобеспечения – 100%,
Наркомат труда – 87,5%,
Комиссары провинции – 91%,
журналисты – 100%.

Партии, которые делали революцию в России:
ЦК большевиков – 9 из 12 евреи,
ЦК меньшевиков – 11 из 11,
ЦК правых эсеров – 13 из 15,
ЦК левых эсеров – 10 из 12,
Комитет анархистов – 4 из 5.

Вот список советских вождей в 1919 году.

Русские:
Ленин (Ульянов) – русский от еврейской матери,
Луначарский (женат на еврейке Розенталь),
Коллонтай,
Красин,
Чичерин – русский от еврейской матери.

Латыши: Петерс.

Остальные евреи:

Троцкий (Бронштейн), Стеклов (Нахамкес), Мартов (Цедербаум), Гусев (Драбкин), Каменев (Розенфельд), Суханов (Гиммер), Лагецкий (Крахман), Богданов (Зильберштейн), Горев (Гольдман), Урицкий (Радомысльский), Володарский (Коган), Свердлов, Камков (Катц), Ганецкий (Фюрстенберг), Дан (Гуревич), Мешковский (Гольдберг), Парвус (Гельфанд), Розанов (Гольденбах), Мартынов (Зимбар), Черноморский (Черномордич), Пятницкий (Левин), Абрамович (Рейн), Звездич (Фронштейн), Радек (Собельсон), Литвинов (Финкельштейн), Маклаковский (Розенблюм), Лапинский (Левинсон), Бобров (Натансон), Глазунов (Шульце), Лебедева (Лимсо), Иоффе, Каминский (Гофман), Изгоев (Гольдман), Владимиров (Фельдман), Ларин (Лурье) и так далее.

Из 545 человек 447 евреев, то есть 82%.

Органы террора. Комиссариат внутренних дел: из 64 членов 43 еврея.

Первый ленинский Совет рабочих и солдатских депутатов в Москве: из 23 членов бюро 19 евреев.

Адрес записи

Блоги
offline
396   0   0   0

торжество прав человека!

Один из руководителей Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) заявил, что разрушение традиционной семьи – не кризис, а победа прав человека.

Выступая в Мехико, Ари Хокман, представитель ЮНФПА, заявил, что высокий уровень разводов и рост числа внебрачных детей – не показатель кризиса общества, а «торжество прав человека над патриархальностью».

«С точки зрения консерваторов, эти процессы свидетельствуют, что институт семьи переживает кризис. Какой кризис? – это ослабление патриархального устройства в результате исчезновения его экономической базы и подъема новых ценностей, основанных на признании фундаментальных прав человека. С каждым днем Мексика становится все более разнообразной, и некоторым это кажется кризисом, поскольку они признают только один тип семьи», - сказал он.

Это заявление последовало почти сразу после окончания Всемирной встречи семей, которая прошла в январе в Мехико. Ее участники подчеркнули ценность нормальной семьи и ее роль в передаче общественных ценностей новым поколениям. Встречу открывал президент Мексики Фелипе Кальдерон, который отметил, что рост числа разводов и внебрачных детей отчасти ответствен за всплеск преступности и насилия в стране.

Член Папского совета по делам семьи Леонардо Каско отметил, что не удивлен высказываниями представителя ЮНФПА. «Конечно, эти бюрократы на службе смерти отрицают кризис – они же сами его и создали», - сказал он. – «Сорок пять лет они насаждали контроль над рождаемостью, контрацептивы, неуважение к браку и к рождению детей. Отсюда насилие, преступность, неуважение к женщинам и детям. Каждый скажет, что они разрушали семью и семейные ценности, это очевидно, - потому-то им и приходится все отрицать».

«Что же до прав человека», - добавил Каско, - «То права человека они все время изобретают новые, - такие, о каких прежде и не слыхивали, такие, которые бы оправдали их деятельность».

Адрес записи

Блоги
offline
487   0   0   0

ЕВРЕИ О СЕБЕ Напрасно

ЕВРЕИ О СЕБЕ

Напрасно старались бы мы отыскать ключ к потаенным извилинам природы еврея и его религии… Следует, наоборот, искать решения загадок его религии в тайниках его природы. В самом деле, что является первоосновой иудаизма? Практические вожделения, корыстолюбие! В чем состоит культ евреев? В барышничестве! Кто их действительный бог? Деньги!
----------------------

КАРЛ МАРКС /1818 – 1883 гг./ основоположник научного коммунизма.

Ни у какого другого народа мы не наблюдаем такого мгновенного вхождения в панику, как у евреев. Трусливость всегда присуща им, особенно, если oни в обстановке, где нет братьев по крови.

ИОСИФ ГАЛЕВИ /1827 – 1917 гг./ еврейский семитолог, ориенталист

Тот, кто поставлен в необходимость выбрать между своим долгом англичанина или долгом иудея, обязан выбрать последний.

ИОСИФ КОН / 1850 — 1927/ раввин и писатель. «Jewish World» 4 ноября 1913 года

Еврей никогда не сможет ассимилироваться, он никогда не примет нравов и обычаев других народов. Еврей остается евреем при всех обстоятельствах; всякая ассимиляция всегда остаётся чисто внешней.

ЛЕОПОЛЬД КОН / 1856 – 1919 гг./ профессор Бреславльского университета. Речь о сионизме, Санкт-Петербург, 30 июня 1901rода

Еврейский вопрос всё ещё существует. Отрицать это бесцельно. Еврейский вопрос существует во всех местах, где евреи проживают в значительном числе. Туда, где он существует, его приносят с собой евреи во время своих странствований. Само собою понятно, что мы переселяемся туда, где нас не преследуют, но там наше присутствие вызывает преследование.

ТЕОДОР ГЕРЦЛЬ /1860 – 1904 гг./ создатель Всемирной сионистской организации. Из книги «Еврейское государство»

Жид – это тот, кто одержим единственным стремлением нажиться елико возможно быстрее и притом легчайшим путем – через обман, подлог и предательство. Он презирает добродетель, бедность и бескорыстие.

Когда жид бывает журналистом, газета в его глазах неисчерпаемый источник барышей, которым надо пользоваться всеми возможными способами. Газетному жиду присущ своеобразный талант угадывать самые потаенные страсти, при чем он не только изловчается кадить им, удовлетворять и подзадоривать их, но и, деморализуя все вокруг, он из общего распутства делает себе славу. Остроумие он заменяет пошлым каламбуром, красноречие – фразеологией, энтузиазм – эпилепсией. Такой газетчик лжет, одурачивает, сбивает с толку. А когда ежедневные печатные столбцы перестают удовлетворять его, тогда он перекочевывает в театр и здесь уже наповал оскотинивает свою публику.

Когда жид является банкиром, он располагает для всего злого могушественной организацией и особого рода трущобными дарованиями. Он заносчив и жаден, нагл и фальшив. Свои плутни он раздувает неизменно по одной и той же схеме – от ловкого, а подчас и банального мошенничества до отчаянно-дерзкой, но «ненаказуемой» кражи. Наконец, когда жид ведет политику, он достигает своих целей шарлатанством, подпольной возней и лестью. Он – природный интриган с готовым запасом ябеднических изворотов. Да и в самой политике он обыкновенно не видит ничего, кроме возможности расплатиться с долгами и обогатиться спекуляцией… Из того факта, что враги евреев принадлежали к самым разнообразным племенам, что они жили в странах, весьма друг от друга отдаленных, что они подчинялись различным законам и управлялись противоположными принципами, что они не имели ни одинаковых нравов, ни одинаковых обычаев, что они были движимы отличными друг от друга психологиями, не позволявшими им одинаково судить обо всём, — вытекает заключение, что общие причины антисемитизма всегда коренились в самом Израиле, а не у тех, которые с ним боролись.

БЕРНАР ЛАЗАР /1865 – 1903 гг./ еврейский публицист и общественный деятель. Из книги " L'Antisemitisme», т.1, стр.42

Иудейство это — элемент антисоциальный по преимуществу… Не у народов, принявших в свою среду евреев, нужно искать причину еврейских страданий, а у самих евреев. Вот объяснение вопроса, откуда появляется вечная ненависть к евреям.

д-р ЯКОВ ФРОМЕЙЕР / 1865 – 1910 гг./ еврейский писатель

Тесно связанные между собой, строго замкнутые от внешнего мира, — так живут они /евреи/, в полудобровольном гетто — не живой член народа, а чуждый организм в его теле.

ВАЛЬТЕР РАТЕНАУ /1867 – 1922 гг./ промышленник, государственный деятель и публицист. Из книги «Impressionen», Leipzig, 1902 год

Теперь еврей — во всех углах и на всех ступеньках власти. Русский человек видит его и во главе первопрестольной Москвы, и во главе Невской столицы. Он видит, что проспект св.Владимира носит теперь славное имя Нахимсона, исторический Литейный проспект переименован в проспект Володарского, а Павловск — в Слуцк. Русский человек видит теперь еврея и судьёй и палачом.

И. М. БИКЕРМАН /1867 – 1941 гг./ журналист. Сборник статей «Россия и евреи», Берлин, 1924 год

Я всегда знал, что еврей может быть только евреем, открыто и гордо провозглашающим свою принадлежность к своей расе и вере.

ЛЕОН БЛЮМ /1872 – 1950 гг./, премьер-министр Франции. Из интервью, июнь 1936 года

Антисемитизму, т.е. ненависти к евреям, противостоит с еврейской стороны великая ненависть ко всему нееврейскому. Подобно тому, как мы, евреи, про каждого нееврея знаем, что он где-то, в каком-то уголке своего сердца, является антисемитом, да и не может им не быть, так и каждый еврей является в сокровенной глубине своего сердца ненавистником всего нееврейского…

Если в глубине сердца каждого христианина слово «еврей» отзывается чем-то не вполне безопасным, то для каждого еврея, понятие «нееврей», «гой» — выражение само по себе отнюдь не оскорбительное — означает ясное, недвусмысленное разграничение… Ничто во мне так не живо, как убеждение, что если существует что-то объединяющее всех евреев мира, то это именно «эта великая ненависть”.

Х. Ц. КЛЕЦЕЛЬ. Из журнала «Янус», № 2, 1912 год

Кровь самая глубокая сила евреев… Раса не покидает нас никогда, и кровь является самой глубокой движущей силой души.

МАРТИН БУБЕР /1878 – 1965 гг./ философ и теолог.

«Три речи об еврействе» Еврей совершенно лишён личности. Именно этим объясняется еврейское высокомерие и властная потребность поднять ценность своей личности путём унижения личности другого. Он начисто лишён того внутреннего благородства, которое исходит из собственного достоинства и из уважения к чужому «я». Так называемая еврейская интеллигентность основана на их рассудительности, бдительности и исключительной способности их приспособляться ко всем без различия внешним целям.

ОТТО ВЕЙНИНГЕР /1880 – 1903 гг./ еврейский писатель

Хотя мы и родились и натурализовались здесь /в Англии/ — мы всё-таки не настоящие англичане.

МОРИТЦ ГОЛЬДШТЕЙН /1880 — 1945/ псевдоним Михаэла Остена Инквайта , писатель. «Kunstwart ", март 1912 год

Мы потеряли своё государство, но не наше государственное устройство, мы спасли его как некое передвижное государство, позволившее нам сохранить и в рассеянии своего рода национальную автономию. «Der Jude», 1916 год Жиды будут отвечать не только перед еврейским, но и перед другими народами. Они грешат перед национальной структурой чужого культурного целого, фальсифицируют его историческую подлинность, его национальную душу посредством фальсифицированного жидовского отступничества. Они вдвойне фальсификаторы. Они стирают границы, потому что в их душах все границы стёрты…, поэтому святая обязанность всех народов — стоять на страже границ своей национальной индивидуальности.

ЯКОВ КЛАТЦКИН /1882 – 1948 гг./ еврейский писатель, философ, сионист Из книги «Проблемы современного еврейства», Берлин, 1930 год

Нет, ассимиляция невозможна! Она невозможна уже потому, что еврей не может изменить своего национального характера; он не может, если он даже этого желает, отказаться от самого себя, так же, как этого не мог бы сделать никакой другой народ.

ЛЮДВИГ ЛЕВИНСОН /1882 – 1955 гг./ новеллист и критик, профессор Огайского университета. Из книги «Израэль», 1926 год

Глаза финансиста еврея: большие, выпуклые, алчные, умные, настороженные, бессовестные, хищные глаза. Под таким алчным захватническим взглядом, не облагороженным светом идей, все высокие понятия превращались в бредни, оказывались замаранными и осмеянными.

ЛИОН ФЕЙХТВАНГЕР /1884 – 1958 гг./ писатель

Еврей ни в чём не знает меры. Он хитрый, скрытный, упрямый, мстительный, в своей жестокости беспределен.

ОСКАР МАУРУС ФОНТАНА /1989—1969 гг./ писатель и публицист

Антисемитизм естественен как моргание глаза. Между тем, мы, евреи, добились /в России/ свободы и грандиозно отомстили врагам. О да, стоило выносить погромы! Правительство, некогда преследовавшее нас, беспомощно корчится в пыли забвения. Где некогда мы были угнетаемы и преследуемы, там мы ныне — гордые и беспощадные гонители.

САМУИЛ РОТ журналист и писатель. Из книги «Now and forever» /«Ныне и навеки»/, 1925 год

Презрение к евреям настолько вошло в обиход, что наименование еврея получило наконец нарицательное значение в смысле всего грязного, некрасивого. Так, Клеомед, ругая Эпикура за его скверный стиль, говорит: «Его язык взят из самой гущи синагоги и толпящихся вокруг неё нищих: в нём есть что-то плоское жидовское и ползущее по земле, как пресмыкающееся». Другое подобное свидетельство мы находим у Аммиана Марцеллина. Он рассказывает: «Когда император Марк Аврелий проезжал по Палестине, часто в нём вызывали омерзение встречавшиеся ему вонючие и суетливые евреи».

Постоянной причиной, вызывающей антисемитизм, по нашему мнению, была та особенность еврейского народа, вследствие которой, не имея ни своей территории, ни своего языка и будучи разбросанным по всему миру, он, тем не менее, принимая участие в жизни своей новой родины и отнюдь ни от кого не обособляясь, оставался национально-государственным организмом. Всякого мыслящего и чувствующего человека должен был заинтересовать вопрос о причинах этого исторического явления (общественного антисемитизма), крайне важного, хотя бы уже вследствие своей многовековой давности. Для автора этой работы уже тогда было несомненно, что причина антисемитизма лежит в самих евреях, иными словами, что антисемитизм — явление не случайное, что он коренится в разнице между духовным обликом еврея и нееврея. Путём самонаблюдения (автор имеет счастье или несчастье быть, по общему мнению всех его знающих, одним из типичнейших представителей еврейского племени во всех решительно его отношениях) и изучения окружающих, мне удалось прийти к определённым взглядам по вопросу о причинах антисемитизма. Я определённо примыкаю к той группе ученых, которые, исходя хотя бы из одного того, что везде, где только ни появляются евреи — вспыхивает и антисемитизм — делают выводы, что антисемитизм возник не вследствие каких-либо временных или случайных причин, а вследствие тех или иных свойств, постоянно присущих еврейскому народу.

СОЛОМОН ЛУРЬЕ /1891 – 1964 гг./ доктор исторических и филологических наук, профессор. Из книги «Антисемитизм в древнем мире», Москва-Ленинград, 1922 год

Забота о сохранении расы от всякого смешения наблюдается у евреев издревле… История этого народа в её библейском изложении непрестанно настаивает на запрете соединяться с иноплеменниками. На заре еврейских судеб, в эпоху патриархов, для евреев уже существует обязательство брать себе жён из собственного племени. Во времена Соломона нарушение этого правила, присутствие иноплемённых жён на ложе царя, омрачает конец этого славного царствования; после же возвращения из Вавилонского плена, по повелению Ездры и Неемии, происходит грубое, срочное, немедленное изгнание всех иноплемённых женщин, насильственное очищение прародительской крови. И в наши дни, как и тридцать веков тому назад, жизненность этого партикуляризма только усиливается, измеряется редкостью смешанных браков между евреями и неевреями.

ИСААК КАДМИ КОГЕН /1892 – 1944 гг./ писатель и адвокат. Из книги «Nomades» /Кочевники/, 1929 год

Необходимо различать между ассимиляцией в винительном и ассимиляцией в дательном падеже. Надо различать: ассимилирую ли я себя, или себе. Первое означает самоубийство, второе — ничто иное, как сама жизнь. Всякий рост, есть непрерывная ассимиляция, непрерывное поглощение. Так и еврейство во все времена ассимилировало (sibi — себе) соответствующие его исконному существу элементы окружающего мира. Задачей его учителей и вождей является предотвращение ассимиляции еврейства (se — себя), предотвращение его растворения в окружающей среде, т.е. опасности, которая, среди внешне столь могучего и соблазнительного мира, угрожает нам постоянно.

д-р ЛЮДВИГ ТИП /1897 – 1933 гг./ врач и общественный деятель, президент германского рейхскомитета еврейского молодёжного союза. Из статьи «Углубление внутренней еврейской работы» в «0ргане центрального объединения германских поданных иудейского вероисповедания» от 10 февраля 1923 года

Конечно нас должны бояться и даже ненавидеть, если мы будем продолжать загребать всё, что нам даёт Америка, одновременно отказываясь стать американцами, как мы всегда отказывались стать русскими или поляками.

БЕРНАРД ДЖ. БРАУН /1908 — 1951/ доктор юриспруденции, член Чикагской Ассоциации адвокатов. Из книги «От фараона к Гитлеру. Что евреи?», 1933 год

Евреи хлеба не сеют. Евреи — люди лихие.

Евреи в лавках торгуют. Они солдаты плохие.

Евреи раньше лысеют. Иван воюет в окопе.

Евреи больше воруют. Абрам торгует в рабкопе…

Не торговавши ни разу,

Не воровавши ни разу,

Ношу в себе, как заразу,

Проклятую эту расу.

БОРИС СЛУЦКИЙ /1919 – 1986 гг./ советский поэт.

ХРОНОЛОГИЯ ИЗГНАНИЯ ЖИДОВ ИЗ РАЗНЫХ СТРАН МИРА

Римский император ТИБЕРИЙ (42 г. до н.э. – 37 г. н.э.) изгнал жидов из Рима в 19-ом году.

При кесаре КОНСТАНТИНЕ I (около 285 — 337 гг.) жиды были изгнаны из римских провинций за то, что распяли христианского ребёнка на кресте в страстную пятницу.

В Византии император ЮСТИНИАН I ВЕЛИКИЙ (483 — 565 гг.) удалил жидов от всевозможных почестей, должностей и приравнял их к еретикам.

В начале VII века МАГОМЕТ (около 570 — 632 гг.) изгнал жидов из Аравии.

Первое изгнание жидов из Руси было во времена правления ВЛАДИМИРА СВЯТОГО (980 — 1015 гг.), Великого князя Киевского.

ЭДУАРД ИСПОВЕДНИК (около 1003 – 1066 гг.) своим эдиктом объявил имущество жидов достоянием короны.

Первое изгнание жидов из Франции было в 1080 году после ритуального убийства евреями сына парижского торговца.

Русские князья вышвырнули жидов с русской земли при ВЛАДИМИРЕ МОНОМАХЕ (1053 – 1125 гг.), который в 1113 году объявил: «Ныне выслать жидов из земли русской со всем их имуществом и впредь не принимать их, а если они тайно войдут, то вольно их убивать и грабить» («История Российская с самых древнейших времён», Императорский Московский университет, 11, стр.218, 1773 г.).

В 1171 году в Италии экономический упадок государства был остановлен после того, как из страны изгнали всех жидов.

Во времена царствования ФИЛИППА II АВГУСТА (1165—1223 гг.), жидов изгнали из Франции за умерщвление ребёнка, брошенного ими после в воду, и за подобные злодейства по отношению к христианам.

За ритуальные убийства малолетних христианских детей жиды были нещадно гонимы из германского города Аугсбурга.

В 1189 году в Англии, в день коронования РИЧАРДА ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ (1157 — 1199 гг.), народ взорвался ненавистью к жидам.

Осенью 1307 года во Франции был объявлен королевский указ ФИЛИППА IV КРАСИВОГО (1268 — 1314 гг.) о немедленном изгнании жидов из Парижа, а затем и со всей Франции.

В 1287 году в Берне (Швейцария) жидов, виновных в умерщвлении младенца, колесовали, а остальных выслали из города.

В 1290 году английский король ЭДУАРД I ДЛИННОНОГИЙ (1239 — 1307 гг.), изгнал жидов из царства специальным эдиктом. Это произошло после многочисленных разоблачений убийств евреями христианских детей с ритуальной целью, которые были зарегистрированы: в 1144 году в Норвиче, в 1160 году в Глостере, в 1181 голу в Бэри Сент-Эдмунде, в 1192 и в 1232 в Винчестере, в 1235 снова в Норвиче, в 1244 голу в Лондоне, в 1255 голу в Линкольне, в 1257 и в 1276 годах снова в Лондоне, в 1279 году в Нортхемптоне и в 1290 году в Оксфорде.

Величайший поэт средневековой Англии ДЖЕФФРИ ЧОСЕР (1343 — 1400 гг.) писал в «Кантерберийских рассказах» о еврейских ритуальных убийствах христианских детей, как об общеизвестном в ту эпоху, неоднократно установленном факте, в частности об убийстве жидами восьмилетнего мальчика Гуго в г.Линкольне в 1255 году, причисленного церковью к лику святых. В добросовестности произведённых расследований нет оснований сомневаться: в 1144 году следствием руководил епископ Норвичский, а в 1255 году — сам король ГЕНРИХ Ш (1207—1272 гг.). Было изгнано более шестнадцати тысяч жидов, проживавших в Англии.

За убийства христианских детей жидов изгоняли из Франции в 1295, 1306, 1396 годах.

В 1391 году КАРЛ VI (1368 — 1422 гг.) изгоняет жидов из Франции.

В 1407 году в Кракове (Польша) жиды ритуально убили ребёнка. Возмущенный народ перебил много жидов, выжег их дома, а оставшихся в живых выгнал из города.

В 1492 году испанские государи ИЗАБЕЛЛА I КАСТИЛЬСКАЯ и ФЕРДИНАНД V КАТОЛИК издали указ об изгнании 400 тысяч жидов из Испании за cотрудничество евреев с маврами против христиан и еврейское ростовщичество, достигшее 600 процентов.

В 1493 году ФЕРДИНАНД V КАТОЛИК (1452 — 1515 гг.), король Арагона, изгоняет всех жидов с острова Сицилия.

В 1493 голу французский король КАРЛ VШ СЛАВНЫЙ (1470—1498 гг.) изгнал жидовское племя из всех своих владений в Провансе.

В 1495 году жидов изгнала Флоренция. В 1497 году все жиды были изгнаны из Португалии королём МАНУЭЛОМ I (1469 — 1521 гг.), известном как ЭММАНУИЛ ВЕЛИКИЙ или СЧАСТЛИВЫЙ.

В ХV веке жидов гнала вся Европа, рано или поздно все народы, которые приютили это неблагодарное племя на своей земле, начинали сознавать кого она пригрели на своей груди.

Из Франции их изгоняли и КАРЛ VI, и КАРЛ VII, и ЛЮДОВИК ХII. 1541 год.

Император Священной Римской Империи ФЕРДИНАНД I (1503 — 1564 гг.) изгнал жидов из Австрии «как народ опасный и злокозненный», в частности, за шпионаж в пользу турок.

1570 год. Жиды изгнаны из маркграфства Бранденбургского (Германия) за поругательство над Святыми Тайнами.

1580 год. ИОАНН ГРОЗНЫЙ (1530 — 1584 гг.) изгоняет жидов из Новгорода.

1591 год. Еще одно изгнание жидов из Франции.

1616 год. Жидов изгоняет Базель (Швейцария).

1629 год. Испано-португальский король ФИЛИПП IV (1605 — 1665 гг.), вторично изгоняет жидов из своих владений, следуя заветам ЭММАНУИЛА ВЕЛИКОГО.

1634 год. Жидов изгоняет Цюрих (Швейцария).

«Кроткий царь» АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ (1629 — 1676 гг.) в годы царствования с 1645 по 1676 годы неоднократно изгонял жидов из Москвы, а при высылке их из Могилёва приказал конфисковать все «жидовские дворы».

В 1655 году жиды были изгнаны из Шафгаузена (Швейцария).

12 мая 1665 года жиды в Вене мученически умертвили женщину, которую потом нашли в озере, изрезанную на части. Так как подобные злодеяния продолжались впоследствии, то жидов выгнали из Вены. Изгнание было декретировано специальным указом императора ФИЛИППА V (1683—1746 гг.), первого испанского короля из династии Бурбонов.

26 апреля 1727 года русская императрица ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ (1684 — 1727 гг.) издала Указ «О высылке жидов из России”: “Сего апреля, 20 дня, Ея Императорское Величество указала – жидов как мужского, так и женского полу, которые обретаются на Украине и в других российских городах, тех всех выслать вон из России за рубеж немедленно, и впредь их ни под каким образом в Россию не впускать, и того предостерегать во всех местах накрепко. А при отпуске их смотреть накрепко, чтоб они из России за рубеж, червонных золотых и никаких российских серебряных монет и ефимков отнюдь не вывезли, а буде у них червонные и ефимки, или какая российская монета явится, и за оныя дать им медными деньгами. Дан в Верховном Тайном Совете.»

В 1745 году императрица Австро-Венгрии МAPИЯ ТЕРЕЗИЯ (1717 — 1780 гг.) изгнала жидов из Праги из-за ростовщичества и прочих «дел, избегаемых порядочными людьми».

В 1750 году жиды замучили трёх христианских детей в г.Каменец-Подольском, за что были изгнаны из города.

В 1898 и 1899 годах во французском парламенте обсуждался законопроект об ограничении гражданских прав евреев. Законопроект заключал в себе две статьи:

Статья 1. Лицам еврейского происхождения воспрещается занимать какую бы ни было государственную должность.

Статья 2. Всякий француз, родившийся от родителей евреев, допускается лишь во втором поколении на должности, подведомственные контролю государства

Адрес записи

Блоги
offline
425   0   0   0

"Одни воевали, а другие писали историю".

метки: История
Исторические сведения мы черпаем, как уже говорилось, из исторических источников. Среди них особое место занимают архивные документы и книги.

В зависимости от того, как комплектуются архивы и библиотеки, какие документы и книги в них поступают, какие документы уничтожаются, по каким причинам они уничтожаются, можно судить о полноценности источниковой базы исторической науки. Естественно, что до наших дней дошли далеко не все исторические источники, которые были созданы в прошлом.

Практически мы имеем обрывочные данные, единичные документы, которые были созданы ранее XVI века. Корпус источников стал более или менее равномерно складываться после изобретения книгопечатания. Появление тиражированных изданий обеспечивало их большую сохранность.

Рукописные документы и книги создавались и хранились, как правило, в монастырях. Наиболее ценные для государства документы хранились в княжеских дворцах.

Первыми создателями всемирной хронологии считаются епископ кесарийский Евсевий Памфил, св. Иероним и епископ ип-понский Августин. Всемирная хроника была написана флорентийским архиепископом Антонием в середине XV века. Известны хроники Хартмана Шеделя, Марцина Вельского, Якопо Филиппе Фореста, Марка – Анионино Сабеллино.

Эти труды были обобщены и переосмыслены в XVI – XVII веках Иосифом Скалигером, которого считают основоположником современной хронологии, и Дионисием Петавиусом. Принятую сегодня хронологию древности условно называют скалигеровской, подчеркивая тем самым, что она является творением нескольких лиц, из которых наиболее известен Скалигер. Интересно, что Скалигер довел свою хронологию до "абсолютно точных дат" всех основных событий истории человечества. Он давал не только год события, но и месяц, число, а иногда даже час дня.

Первый русский "Хронограф по великому изложению" (Хронограф – греческое слово, означающее в переводе "временник".) был составлен на основе византийских хронографов.

Древнейший вид Русского хронографа представлен "Хронографом" 1512 года.

В среде духовенства возникают теории, объясняющие могущество Руси ее религиозным превосходством, сосредоточением после Византии именно на Руси истинной веры. Митрополит Зосима в конце XV века называет Москву и русскую землю "новым градом Константина", то есть вторым Константинополем. В начале VI века псковским монахом Филофеем формулируется теория "Москва – Третий Рим".

В третьей четверти XVI века под наблюдением московского митрополита составляется "Степенная книга", которая представляет собой грандиозную портретную галерею деятелей русской истории.

Систематическое собирание книг и документов начинается в XVII веке. Но не только и не столько собирание, сколько их редактирование и переделка.

В официальной историографии XVII века большое значение имела "Грамота, утвержденная об избрании на Российский престол царем и самодержцем Михаила Федоровича Романова-Юрьева", которая была составлена в связи с избранием царем Михаила Романова. На земском соборе 1613 года "Грамота" стала образцом, которому стали следовать в оценке исторических событий дворянские историки.

Дьяк Иван Тимофеев написал "Временник дней и царей и святителей московских...", восхвалявший Михаила Романова.

В 1617 и 1620 годах были созданы новые, так называемые вторая и третья редакции "Хронографа", в которых история России освещается в рамках всеобщей истории. В редакциях XVII века "Хронографы" обогащаются новыми историческими источниками, в них используются не только русские летописи, исторические повести, но и западноевропейские хроники. В 20 – 30-х годах XVII века создается "Новый летописец", вышедший из кругов, близких к патриарху Филарету – родоначальнику династии Романовых.

Таким образом, мы видим, как начинается процесс "переписывания истории".

Создание официальных исторических произведений продолжалось и при Алексее Михайловиче. С этой целью в 1657 году был создан специальный Записной приказ. Во главе приказа был поставлен дьяк Тимофей Кудрявцев. Начался активный сбор материалов в различных приказах, библиотеках, монастырях, у частных лиц. Работу Кудрявцева продолжил дьяк Григорий Кунаков. Но, видимо, работа этого приказа над написанием нужной истории не удовлетворяла царский двор. Приказ прекратил свое существование.

Продолжателем дела составления официальной истории был дьяк приказа Казанского дворца Федор Грибоедов. В конце 60-х годов он составил "Историю о царях и великих князьях земли Русской", которая явилась "Степенной книгой благоверного и благочестивого дома Романовых", то есть фактически выполняла задачу, поставленную перед Записным приказом.

В 1672 году в Посольском приказе была подготовлена "Большая государственная книга, или корень Российских государей" ("Титулярник"), содержащая портретные изображения киевских и московских великих князей и царей от Рюрика до Алексея Михайловича в хронологической последовательности.

В 1674 году издается Синопсис – первое издание официальной версии русской истории.

Почему вдруг в XVII веке начинается активный процесс собирания и редактирования документов? Как все происходило?

Характеризуя XVII век, протоиерей Георгий Флоровский в книге "Пути Русского Богословия", писал, что это был век "критической", не "органической" эпохой в русской истории. Это был век потерянного равновесия, век неожиданностей и непостоянства, век небывалых и неслыханных событий... Не спячка, скорее оторопь... Все сорвано, сдвинуто с места. И сама душа сместилась... Кончается этот испуганный век апокалипсической судорогой, страшным приступом апокалипсического изуверства. Он категорически не согласен с тем, что до сих пор еще принято изображать XVII век, в противоположность Петровской эпохе, как "время дореформенное", как темный фон великих преобразований...

По его мнению, роковая тема Московского XVII века, книжная справа, была в действительности гораздо труднее и сложнее, чем то кажется обычно... Московские справники сразу были вовлечены во все противоречия рукописного предания. Вокруг молодого царя Алексея Михайловича, отмечает Г. Флоровский, объединяется влиятельный кружок, который занимается исправлением старых книг. Среди исправителей книг можно назвать царского духовника – протопопа Стефана Вонифатьевича, царского боярина Ф.М. Ртищева и др. Из Киева пригласили "учителей" для справки. Тогда прибыли в 1649 году Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский, на следующий год Даскин Птицкий. В то же время переиздаются в Москве киевские книги: "Грамматика" Смотрицкого и даже "короткий" "Катехизис" Петра Могилы (1649). В "Кормчей" 1649 – 1650 годов так называемая 51-я глава взята из требника Могилы (западного происхождения). В те же годы составлена была так называемая "Кириллова книга" и переиздана киевская "Книга о вере". На Афоне в это время жгут русские книги. Как отмечает Г. Флоровский, "инициатива церковных преобразований происходила от царя, при сдержанном упорном противлении патриарха. Реформа была решена и продумана во дворце".

С 1652 года патриархом становится Никон. Никон, по мнению Г. Флоровского, принадлежит к числу тех странных людей, у которых словно нет лица, но только темперамент. А вместо лица идея или программа. О церковной реформе Никона современники говорили и писали много, противоречиво. Он не знал по-гречески, но у него "была почти болезненная склонность все переделывать и переоблачать по – гречески, как у Петра впоследствии страсть всех или все переодевать по-немецки или по – голландски. Их роднит также эта странная легкость разрыва с прошлым, эта неожиданная безбытность, умышленность и надуманность в действии... Грекофильство Никона не было возвращением к отеческим основам, не было даже возвращением византизма. В "греческом" чине его завлекала большая торжественность, праздничность, пышность, богатство, видимое благополучие". Г. Флоровский справедливо отмечает, что противники Никоновой справы с основанием настаивали, что равняли новые книги "с новопечатанных греческих у немцев, с книг хромых и покидных... Главная острота Никоновой "реформы" была в резком и огульном отрицании всего старорусского чина и обряда. Не только его заменяли новым, но еще объявляли ложным, еретическим, почти нечестивым". На большом соборе 1667 года, где из 30 епископов 14 было иноземных, старый русский обряд был "заподозрен и осужден, под страшным крещением". Осуждена была русская церковная старина как невежество и безрассудство, как суемудрие и ересь. Под предлогом вселенской полноты старорусское заменяется новогреческим. По словам Г. Флоровского, – "это не было мнением греческой церкви, это было мнение странствующих "греческих" архиереев...".

Как отмечал русский историк С. Ф. Платонов, после Смуты участие иноземцев в русской жизни становится все более чувствительным. За годы Смуты они настолько распространились по Московскому государству, что стали знакомы каждому русскому. Верно отметил Г. Флоровский: "Здесь перед нами не случайные и бессвязные факты, но именно связь фактов. И не то важно, что в XVII веке в московский оборот входят разные западные мелочи и подробности. Но изменяется самый стиль или "обрядность жизни", изменяются психологические навыки и потребности, вводится новая "политесь" царя.

Волна "переписчиков истории" нарастала. Среди них был, например, Симеон Полоцкий. Это был довольно заурядный западнорусский начетчик, или книжник, но очень ловкий, изворотливый и спорный в делах житейских, сумевший высоко и твердо стать в озадаченном московском обществе (он является здесь в 1664 году), вернее, при московском дворе, как пиит или виршеслагатель, как ученый человек для всяких поручений. Сперва он учил приказных "по латиням", по неизбежному Альвару, потом стал учителем царевичей Алексея и Федора. Он составлял речи для царя, писал торжественные "объявления" царя.

С приходом на престол Романовых отдаются приказы в монастыри для сбора документов и книг с целью их исправления. Собирались и люди для "книжной справы". Так, в ноябре 1616 года архимандрит Дионисий, келарь Авраамий Палицин и вся братия Троицкого монастыря получили царскую грамоту: "По нашему указу взяты были к нам в Москву, из Троицкого Сергиева монастыря, канорхист старец Арсений, да села Клементьева поп Иван, для исправления книг печатных и Потребника... И мы, – продолжает царь, – указали исправление потребника поручить тебе, архимандриту Дионисию, а с тобою Арсению и Ивану и другим духовным и разумным старцам..." (Соловьев С. М. Чтение и рассказы по истории России. М., 1989.)

В эти годы начинается активная работа по ревизии библиотек, книгохранилищ, архивов. Документы часто просто уничтожались.

Царь Алексей Михайлович в середине XVII века повелел доставить к нему все имеющиеся в столице книги по истории Руси, но ни в царской, ни в патриаршей библиотеках не нашлось ни одной исторической книги (Бочаров Л. И. и др. Заговор против русской истории. М., 1998.).

К сожалению, историки уделяли крайне мало внимания вопросу искажения источниковой базы XVII века. Ученые конечно же находили явные подделки в книгах XVII века. Так, например, Карамзин обнаружил в Хрущевском списке Степенной книги пересказ речи Ивана Грозного на Лобном месте в 1550 году. Известный историк-архивист В. Н. Автократов доказал, что фальшивая речь Грозного была сфабрикована в XVII веке (Автократов В.Н. Речь Ивана Грозного 1550 года как политический памфлет конца XVII века // Труды Отделения древнерусской литературы. М.; Л., 1955.). Азнаменитая переписка Грозного с князем Курбским, по мнению некоторых ученых, является литературным произведением, написанным С. Шаховским в XVII веке. Но это, к сожалению, были только единичные факты обнаружения искажений в источниках по истории России.

Факты искажения источниковой базы исторической науки яснее прослеживаются в XVIII веке, когда активно начинается процесс создания новой (искаженной) истории России.

"Достаточно отметить, – пишут авторы книги "Заговор против русской истории", – что даже Петр I за время своего царствования неоднократно издавал указы, в которых повелевал со всей страны свозить в столицу древние летописи. Зачем? Якобы для написания правдивой истории Руси. Вот только что понимать под словом "правдивая"? Тут, как говорится, сколько людей, столько мнений".

Еще более странные вещи происходили в царствование старшего брата Петра I – Федора Алексеевича. Однажды, к примеру, он приказал собрать все разрядные книги и сжечь их в сенях передней царской палаты. Эти книги представляли собой историю древних русских родов, где отмечались заслуги каждого рода перед Отечеством. В результате была уничтожена не только генеалогия русской знати, но и память о деяниях наших предков.

В результате подобной "чистки", как отмечал известный историк Р. Г.Скрынников, "сохранность русских архивов и книгохранилищ XVI века – наихудшая во всей Европе".

Искажение источниковой базы происходит и в дальнейшем.

При императрице Анне Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев. Немцы становятся основоположниками современной версии русской истории. Начало было положено Байером (Готлиб – Зигфрид Байер родился в 1649 году в Кенигсберге. Закончил университет. С 1725 года занял кафедру по восточным древностям и языкам в Петербургской Академии наук.), Миллером (Герард Фридрих Миллер. В России с 1725 года. В Сибири занимался сбором документов, которые стали известны как "Портфели Миллера".), Шлецером (Август Людвиг Шлецер – немецкий историк, находился на русской службе с 1761 по 1800 год.) в середине XVIII века.

Задача немецких ученых состояла в том, чтобы доказать, что восточные славяне в IX – X веках были сущими дикарями, спасенными из тьмы невежества варяжскими князьями. Для этого Готлиб – Зигфрид Байер выдвинул норманнскую теорию становления Российского государства. По его теории, прибывшая на Русь кучка норманнов за несколько лет превратила "темную страну" в могучее государство.

Екатерина II назначила Шлецера академиком. При этом он не только получил в бесконтрольное пользование все документы, находящиеся в Академии, но и право требовать все, что считалось необходимым, из императорской библиотеки и других учреждений.

Борьбу против искажений русской истории вел М.В. Ломоносов. В 1749 – 1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера. Он подверг критике диссертацию Миллера "О происхождении имени и народа российского", дал уничтожающую критику трудов Байера по русской истории. Ломоносова поддержали многие выдающиеся русские ученые.

Член Академии А. К. Мартов подал в Сенат жалобу на засилие иностранцев в русской Академии. Ее подписали И. Горлицкий, Д. Греков, П. Шишкарев, В. Носов, А. Поляков, М. Коврин и др.

Сенат создал комиссию для расследования во главе с князем Юсуповым. Комиссия посчитала выступление русских ученых "бунтом черни" против начальства. Решение комиссии было ужасным: И. Горлицкого казнить, Д. Грекова, А. Полякова и В. Носова сослать в Сибирь, П. Шишкарева и других оставить под арестом до решения дела будущим президентом Академии.

Комиссия заявила, что Ломоносов "за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к Академии, так и к комиссии, и к немецкой земле подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояний". Почти семь месяцев Ломоносов просидел под арестом в ожидании утверждения приговора... Указом Елизаветы он был признан виновным, однако от наказания "освобожден". Ему вдвое уменьшили жалованье, и он должен был "за учиненные им предерзости" просить прощения у профессоров... Миллер составил издевательское "покаяние", которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать... Это был первый и последний случай, когда Ломоносов вынужден был отказаться от своих взглядов (См.: Белявский М.Т. М.В. Ломоносов и основание Московского университета (1755 – 1955). М, 1955.).

Немецкие профессора добивались удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. В 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других Екатерина уволила Ломоносова из Академии, но вскоре указ об его отставке был отменен.

После смерти Ломоносова, на следующий же день, библиотека и все бумаги Ломоносова были по приказу Екатерины опечатаны графом Орловым, перевезены в его дворец и исчезли бесследно.

Г.Ф. Миллер в 1765 году по ходатайству князя Голицына был назначен начальником Московского архива Министерства иностранных дел. Как отмечает В.О. Ключевский, "с этой минуты ожил этот архив, столь важный для русской истории. Здесь хранится не одна дипломатическая переписка московского правительства с конца XV века; Посольский приказ заведовал и другими отраслями управления, и все документы по этим частям государственного управления также сохранились в его архиве, причем в замечательной полноте. Миллер почувствовал себя как дома в этой атмосфере. Он начал систематическое описание архива, продолженное его преемниками. Кроме того, он начал обрабатывать находившийся там материал; он хотел написать новую русскую историю начиная со времени самозванцев" (Ключевский В.О. Сочинения. Т. 8. М., 1957.).

На первый взгляд, ничего необычного в деятельности Г.Ф. Миллера нет, более того, кажется, он делает благое дело: архив при нем ожил, он начал систематическое описание архива, начал обрабатывать находившийся там материал. Вот именно, обрабатывать. Недаром В.О. Ключевский здесь же пишет: "Ломоносов не спускал глаз с Миллера... он очень опасался работ Миллера, в каждом его произведении он видел занозливость и предосудительные речи, говорил, что Миллер замечает только пятна на одежде российского тела, не замечая ее украшений".

Миллер организует экспедицию в Сибирь и привозит оттуда много собранных документов, дошедших до нас как "Портфели Миллера". Почему он поехал в Сибирь, как он отбирал там документы, нам не известно, но вполне можно предположить (коль М.В. Ломоносов очень опасался работ Миллера), что там не только собирались, но и уничтожались документы.

Не только Миллер организовывал экспедиции за архивными документами. В 1828 году, по идее известного археографа П.М. Строева, была организована археографическая экспедиция с целью осмотреть все находящиеся в России древнехранилища, преимущественно церковные, монастырские. Шесть лет П.М. Строев и его помощник Я.И. Бередников изучали документы Северной, Восточной и Центральной России, осматривали правительственные и монастырские библиотеки, выбирая из них акты и литературные источники нашей истории.

Но не только археографические экспедиции Миллера и П.М. Строева оказали влияние на состояние источниковой базы по истории России. Активная работа по пересмотру документов началась и в государственных архивах. На этом следует остановиться подробнее.

Дело в том, что всегда архивные документы хранились в том порядке, в каком они отложились в делопроизводстве. Государственный аппарат, созданный в период образования централизованного государства, обрастал мощной системой государственных учреждений. Важнейшим органом государства, разделявшим вместе с царем верховную власть, являлась боярская Дума. Более 90 центральных учреждений – приказов разного значения, функций и величины сложилось к XVIII веку. В процессе практической деятельности приказов появилось, как известно, обширное бумажное делопроизводство. Мощная бюрократическая машина приказной системы требовала фотографического отражения своей деятельности и сохранения документов в том порядке, в каком они сформировались в делопроизводстве.

Но начиная с середины XVII века происходит изменение порядка хранения документов в архивах. Документы начинают перегруппировываться. То есть вместо хранения документов в том порядке, как они образовались в делопроизводстве, их стали рассортировывать и хранить по тематическому принципу. Вместо архивных фондов учреждений стали создаваться коллекции документов по темам. Например, документы внешней политики изымались из всех фондов учреждений, и формировалась коллекция по истории внешней политики. Так распылялись дела и формировались тематические коллекции. Впоследствии ученые искали объяснение этому явлению.

Суть этих перегруппировок документов объясняли, как правило, поисками оптимальных способов их хранения, которые обеспечивали бы быстрый поиск необходимых документов. И никогда никто не ставил вопрос о том, что перегруппировка документов проводилась как раз наоборот – с целью затруднения поиска документов, обеспечения возможности их безнаказанного уничтожения. Для этого нужно было прежде всего привести архивы в такое состояние, чтобы в них никто не мог разобраться.

Искусственно изменялась не только источниковая база истории России, искажалась источниковая база всей мировой истории.

Можно определить некую границу (начало XVII века), отделяющую более или менее достоверно датированные источники XVII – XIX веков от ненадежных, к которым следует отнести все якобы более ранние документы (до начала XVII века). Конечно, среди них могут найтись древние подлинники, но их осталось очень немного. Причем те из них, на которые сегодня больше всего ссылаются, почему-то очень хорошо "подтверждают" традиционную хронологию (хронологию Скалигера – Петавиуса). А потому на них в первую очередь падает подозрение если не в подделке, то по крайней мере в целенаправленной позднейшей обработке и искажении древнего оригинала. Другими словами, почти все источники, датируемые сегодня до начала XVII века, на самом деле имеются сегодня лишь в редакции XVII – XVIII веков.

Хотелось бы обратить внимание читателя и на еще один, с нашей точки зрения, очень важный вывод. Если средневековая история ранее XV века искажалась в основном в результате естественных непреднамеренных ошибок, то с конца XV до начала XVII века велась, видимо, целенаправленная фальсификация истории как этой эпохи, так и более раннего периода. В результате сегодня мы рассматриваем всю средневековую историю ранее начала XVII века сквозь призму фальсификаций XVI – XVII веков. Этот образ искажающей призмы XVI – XVII веков следует постоянно иметь в виду, если мы хотим наконец разобраться в событиях ранее XVII века. Цели этой фальсификации диктовались политической обстановкой эпохи XVI – XVII веков, то есть эпохи яростной борьбы и раскола, охватившего во времена Реформации всю Западную Европу.

Многие документы и книги просто уничтожались как в Западной Европе, так и на Руси эпохи Романовых. Уничтожение было одной из основных целей создания знаменитого "Индекса запрещенных книг". Индекс составлялся католической церковью в Италии, в Ватикане, начиная с 1559 года, то есть с середины XVI века. Книги, попавшие в Индекс, систематически уничтожались по всей Европе. А в России многие книги уничтожались в XVII веке, после прихода к власти Романовых.

К счастью, некоторые из таких книг все же дошли до нашего времени. Например, книга Мавро Орбини (Orbini) (Или как написано в самой книге – Мавроурбина: "Книга историография початия имене, славы, и расширения народа славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами, и Провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского".).

Книга Орбини (Орбини был Архимандритом Рагужским (Рагузским), то есть занимал крупный церковный пост в городе Рагузе. Город с таким названием до сих пор есть в Италии (в Сицилии)) написана по-итальянски и издана в 1601 году. Переведена на русский язык в 1722 году. Мы остановимся на этой книге подробнее в силу ее значимости для понимания мировой истории в свете новой хронологии (В 1722 году ее издали, видимо, только по прямому указанию Петра I, обуреваемого идеей перенести столицу Российской империи поближе к Скандинавии – к месту, откуда славяне якобы вышли на завоевание Европы. Так появился Санкт-Петербург.).

Главный результат своих исторических исследований Орбини сформулировал в начале книги. "Славянский народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Вселенной; разорил Перейду; владел Азиею и Африкою; бился с египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Ил-лирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землею, Чешскою, Польскою и берегами моря Балтийского, прошел во Италию, где многое время воевал против римлян.

Иногда побежден бывал, иногда биючися в сражении, великим смертопобитием римлянам отмщевал; иногда же, биючися в сражении, ранен был. Наконец, покорив под себя державство Римское, завладел многими их провинциями, разорил Рим, учиняя данниками Цесарей римских, чего во всем свете иной народ не чинивал.

Владел Франциею, Англиею и уставил державство во Ишпа-нии; овладел лучшими провинциями во Европе, и от сего всегда славного народа в прошедших временах, произошли сильнейшие народы, то есть славяне, вандалы, бургонтионы (то есть бургунд-цы в современной Франции), готы, остроготы, руси или раси, визиготы, гепиды, гетыаланы (то есть готы – аланы), уверлы, или грулы; авары, скирры, гирры, меландены, баштарны, пеуки, даки, шведы, норманны, тенны или финны, укры, или ункраны (украинцы), маркоманны, квады, фраки (или траки, если "фиту" читать как "т"), аллери были близ венедов, или генетов, которые заселили берег моря Балтийского, и разделилися на многие нача-лы; то есть помераняны (померанцы, то есть Померания), увилцы, ругяны, уварнавы, оботриты, полабы, увагиры, лингоны, толен-цы, редаты, или риадуты, цирципанны, кизины: эрулы, или элу-елды, левбузы, увилины, стореданы, и брицаны (британы, то есть британцы! или бретонцы), со многими иными которые все были самый народ славянский (то есть которые все входили в сам славянский народ)".

Выходит, дорогой читатель, что наши предки владели всей Европой и не только ей. В своей книге Орбини пишет о том, что славянский народ владел Азией, Африкой и Европой. В частности, Францией, Англией, Испанией, Италией, Грецией, Балканами – Македонией и Иллирической землей, побережьем Балтийского моря и вообще лучшими европейскими провинциями. Кроме того, от славян произошли многие европейские народы, которые, как считается сегодня, не имеют ничего общего со славянами. Среди таких народов бургундцы, то есть жители Бургундии – страны, присоединенной к Франции в XV веке, шведы, финны, готы, ост – готы и вест – готы (визи – готы у Орбини), готы – аланы, даки, норманны, фраки или траки, то есть попросту турки, венеды, померанцы (жители Померании, то есть Германии и Польши), британцы или бретонцы (брицаны у Орбини), авары.

Почти все эти утверждения Орбини подтверждаются и другими независимыми источниками, в частности древнескандинавскими географическими трактатами.

В XIX веке были серьезные ученые, которые указывали на те же исторические факты, что и Орбини. К их числу относятся, например, известный историк А. Д. Чертков и известный философ и ученый А. С. Хомяков.

< … >

Орбини начинает свою книгу с глубокой и совершенно верной мысли: "Одни воевали, а другие писали историю".

Читая сегодня исторические хроники, мы неизбежно оказываемся под влиянием национально – субъективного взгляда летописца на происходящее. Каждый хронист, естественно, старался представить свой народ в наиболее выгодном свете. Битвы, даже незначительные, где побеждали его соплеменники, он описывал особенно ярко. Другие сражения, гораздо более важные и решающие, но где его народ проигрывал, хронист излагал скупо или даже вообще мог скромно умолчать о них.

Это естественно. Но, возможно, не все отдают себе отчет, что об этом нужно постоянно помнить при чтении старых хроник.

Орбини замечает, что наличие в государстве исторической школы, труды которой дошли до нас, и военные победы этого государства – как правило, две вещи, друг с другом не связанные. Бывало так, что наиболее удачливые в военном отношении империи освещали свои победы более чем скромно. И наоборот, слабые государства иногда компенсировали этот недостаток написанием исторических сочинений, преувеличивающих их военную мощь и историческое значение. Не могли победить на поле боя – приходилось побеждать на бумаге.

< … >

А что же мешало русским достойно отразить в летописях свои замечательные военные успехи? Вот, например, итальянцы расписали даже якобы несуществующие свои военные достижения. Чем же объясняется такая "русская скромность"?

Дело прежде всего не в скромности, а в фактическом поражении России на политической арене в XVII веке в результате Великой Смуты. На русский престол взошли Романовы – фактические ставленники западной дипломатии. Хотя через некоторое время Россия "переварила" это западное вторжение, след его в русской культуре оказался весьма глубоким. И этому, видимо, есть некоторое психологическое объяснение.

История часто рассматривается как идеологическое оружие государства. Эффективность такого оружия была понята на Западе значительно раньше, чем на Руси. Родиной историко – политичес-кого воздействия, вероятно, была средневековая Италия XV -XVII веков. Надо признать, что созданная ими история и порожденные ею идеология и дипломатические методы принесли Западной Европе в ее споре с Россией и Турцией тот успех, которого на Западе никак не могли добиться военным путем.

Отставание России в осознании воздействия исторической литературы на людей проявляется даже сегодня. Запад активно пользовался и пользуется превознесением своих исторических побед, часто значительно преувеличивая их. Россия в силу своих историко-культурных традиций себя так хвалить не привыкла.

Надо иметь в виду, что это обстоятельство создает большую трудность для восприятия новой хронологии. На Руси, быть может, легче согласились бы с тем, что кроме монгольского ига мы страдали еще от двух-трех других ужасных иноземных иг. Это было бы в струе того воспитания, к которому мы привыкли со времен Романовых. А вот противоположная мысль зачастую вызывает на Руси какое-то неловкое чувство смущения. Как-то неудобно, что наши предки когда-то, пусть даже давно, завоевали просвещенную Европу. Опять начнут говорить о варварстве русских.

С одной стороны, эти эмоции, конечно, следуют из воспитания, полученного из рук романовских историков. А с другой стороны, низкая оценка саморекламы объясняется, по-видимому, национальным русским характером.

< … >

Наряду с официальной "прозападной" историографией в России существовала "славянофильская историография". Здесь важен момент, что если "прозападной", официальной историографии всегда давался "зеленый свет", то инакомыслие в лучшем случае замалчивалось. Важный этап в развитии исторической науки представлен трудами С. Медведева, С. Ремезова, А. Лызлова, которые являлись, по сути, первыми монографическими исследованиями.

Большой интерес, на наш взгляд, представляет труд А. Лызлова "Скифская история".

В основу труда А.И. Лызлова положено русское летописание. В частности, он широко использовал не дошедшие до наших дней летописи (например, "Летописец Затопа Засекин"). Использовал он документы русских, польских и литовских архивов. Им широко привлекались работы зарубежных исследователей (Вельского, Ба-рония, Гваньини, Стрыйковского и др.).

Работа А. И. Лызлова представляет интерес и в том плане, что она во многом по-новому взглянула на проблему "татаро-монгольского ига".

На рубеже XVIII века выходят семь книг А.И. Манкиева "Ядро Российской истории", который связывает русскую историю с событиями мирового значения. Он часто идет вразрез со сложившейся исторической концепцией. Он отрицает происхождение названия славян от латинского "раб", что было характерно для того времени. Славянский народ, по его мнению, "начало свое берет непрерывным порядком от Мосоха – человека". Наименование славян Манкиев производит вслед за "Синопсисом" от понятия "слава" ("славяне" – "славные").

При Петре I возрастает интерес к историческим произведениям. 16 февраля 1722 года Петр I издал указ всем епархиям и монастырям о присылке в Москву, в Синод, находящихся у них "Хроник" и "Хронографов" на пергаменте и на бумаге для снятия копий. Запрещалось утаивать что-либо. Документы обещали вернуть. Как было выполнено обещание – неизвестно.

Крупнейшим историком начала века называют В.Н. Татищева, написавшего труд "История Российская с самых древнейших времен". Первоначальный текст рукописи был представлен Татищевым в 1739 году в Академию наук. Этот труд с одобрением встретил М.В. Ломоносов, однако первые четыре тома были опубликованы лишь после смерти Татищева, в 1768 -1784 годах, а найденный позднее пятый том – в 1848 году.

Около 1751 года к работе над "Древней Российской историей" приступил М.В. Ломоносов. Он отвергал утверждения немецких историков Байера и Миллера о "великой тьме невежества", якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в "Древней Российской истории" представляет ее первая часть "О России прежде Рюрика". Здесь он дал в законченном виде свое учение об этногенезе народов Восточной Европы и прежде всего славян – русов. Он подчеркивал постоянное передвижение славян с востока к западу.

И все же следует отметить, что развитие исторической мысли в России шло под влиянием трудов европейских мыслителей, чьи произведения широко проникали в Россию. Немногие историки пытались противопоставить свои концепции западным.

Наиболее ярким представителем дворянского направления в исторической науке второй половины XVIII века был князь Михаил Михайлович Щербатов. Щербатов обвиняет Петра I в унижении былого значения родовитого дворянства, нарушении нравственной чистоты патриархальных отношений деревенской жизни. М.М. Щербатов в "Истории Российской с древнейших времен" рассказывает о войнах скифов-славян-сарматов с "античной" Римской империей. При этом он опирается на источники и произведения античных авторов. Следовательно, по М.М. Щербатову, античный Рим и славяне существовали в одно время и даже вели войны друг с другом. С традиционных представлений о хронологии истории этого, конечно, не может быть, но с позиций новой хронологии это вполне естественно.

Помимо М.В. Ломоносова и князя М.М. Щербатова западным историографам противостояли и такие русские историки, как Ф. Воланский, А. Д. Чертков, А.С. Хомяков и др., имена которых сегодня незаслуженно забыты.

Вспомним хотя бы А.С. Хомякова. Алексей Степанович Хомяков – ученый-энциклопедист, русский аристократ, знавший все европейские языки, вызывал восхищение у друзей, наделенный, как писал А. И. Герцен, "удивительным даром логической фасцинации". "Какой ум необыкновенный, какая живость, обилие в мыслях... сколько сведений, самых разнообразных... Чего он не знал?" – восхищался Хомяковым известный историк М. П. Погодин. Но у него было и много врагов. У больших талантов всегда много недоброжелателей. Признанный властями историк С. М. Соловьев, например, блестящую эрудицию Хомякова пытался очернить, называя ее поверхностною и неглубокою. Стараясь опорочить Хомякова, он называл его "самоучкой" и "дилетантом".

Но возразить Хомякову по существу Соловьев ничего не мог, а в таком случае, когда нет аргументов, то оппоненты и переводят разговор в другую плоскость – в плоскость прямых оскорблений. Недовольство С. М. Соловьева была вызвано тем, что А. С. Хомяков писал яркие исторические работы, противоречащие концепциям Соловьева. По мнению Соловьева, интерес А. С. Хомякова к истории был вызван "известной полемикой 1820-х годов об "Истории государства Российского" Н.М. Карамзина. Полемика эта охватила чуть ли не все круги творческой интеллигенции России, и одним из главных вопросов, который она поставила, был вопрос... о допустимости "художнического"... подхода к истории".

Понятно, что дело было не в "художничестве". Выход в свет книг Н. М. Карамзина сделал общеизвестной ту фальшивую версию русской истории, которую совсем незадолго до этого только-только создали Шлецер, Байер, Миллер и еще несколько прозападно настроенных "ученых". Для многих эта прозападная версия стала полной неожиданностью, причем неожиданностью именно в психологическом смысле. На Руси многие еще помнили что-то из своей старой подлинной родовой истории. К их числу относился и Хомяков. Эти старые семейные предания не согласовывались с версией Шлецера, Миллера Карамзина.

Отсюда и возник известный в русской истории спор между западниками, То есть, по сути дела, последователями Шлецера-Миллера, и славянофилами.

На стороне западников была скрытая, неофициальная поддержка правящей династии Романовых. Она выражалась, в частности, в том, что славянофилов, по сути дела, не пускали в официальную академическую историческую науку, которая, естественно, существовала на казенные деньги, а потому была несвободна. Кроме того, славянофилам был затруднен доступ к академическим, то есть государственным, архивам.

Слабость позиции славянофилов была в том, что она была в основном "чисто отрицательной". Они не могли предложить взамен свою законченную картину правильной истории. Они лишь отмечали многочисленные противоречия. Их недоверие к шлеце-ро – миллеровской версии постоянно подогревалось их родовыми преданиями.

В числе славянофилов был и А. С. Хомяков. "Материалом для поисков стала у него всемирная история. Хомяков понимал сложность задачи... Он держал в памяти сотни исторических, философских и богословских сочинений... Хомяков заявляет: господствующая историческая наука не в состоянии определить... действительные причины истории".

Алексей Степанович много писал об искажении русской истории западноевропейскими авторами. Он подчеркивал: "Нет такого далекого племени, нет такого маловажного факта, который не сделался бы... предметом изучения многих германских ученых... Одна только семья человеческая мало... обращала на себя их внимание... – семья славянская. Как скоро дело доходит до славян, ошибки критиков немецких так явны, промахи так смешны, слепота так велика, что не знаешь, чему приписать это странное явление...

В народах, как и в людях, есть страсти, и страсти не совсем благородные. Быть может, в инстинктах германских таится вражда, не признанная ими самими, вражда, основанная на страхе будущего или на воспоминаниях прошедшего, на обидах, нанесенных или претерпленных в старые, незапамятные годы. Как бы то ни было, -продолжает Хомяков, – почти невозможно объяснить упорное молчание запада обо всем том, что носит на себе печать славянства". Он отмечает, что "о произвольно причисленных к германскому корню народах" ученые писали и пишут несметные тома; а венды (Славяне по гипотезе А.Т. Фоменко.) как будто не бывали. Венды уже при Геродоте населяют прекрасные берега Адриатики... Венды вскоре после него уже встречаются грекам на холодных берегах Балтики... венды (генеты) занимают живописные скаты Лигурийских Альпов.

Венды борются с кесарем на бурных волнах Атлантики, – и такой странный факт не обращает на себя ничьего внимания... И это не рассеянные племена, без связи и сношений между собой, а цепь неразрывная, обхватывающая половину Европы.

Между поморьем балтийских вендов и вендами иллирийскими – венды Великие... Потом вудины русские, потом венды австрийские (Vindobona)".

Хомяков перечисляет десятки примеров следов славянского племени вендов, до сих пор рассыпанных по всей Западной Европе. Он много говорит о следах славянского завоевания в Западной Европе. Он приводит свои собственные любопытные наблюдения над народами Западной Европы. Они ценны как личные наблюдения ученого-энциклопедиста, русского аристократа, знавшего все европейские языки, интересовавшегося историей народов и способного поэтому заметить то, что ускользало от взгляда многих. Для нас его мнение есть некое историческое свидетельство, отражающее взгляд определенной части аристократического русского сословия, сегодня уже ушедшего в прошлое.

Хомяков, говоря о России, пишет: "Рабство (весьма недавно введенное государственной властью) не внушило владельцам презрения к своим невольникам-землепашцам... Выслужившийся крестьянин уравнивается не только законом, но и обычаем, и святынею всеобщего мнения, с потомками основателя самого государства. В той же земле (в России) невольники – не землепашцы, а слуги – внушают чувство иное. Этих различий нет в законе... но они существуют для верного наблюдателя. Земледелец (на Руси) был искони помещику родным, кровным братом, а предок слуги – военнопленный. Оттого земледелец называется крестьянином, а слуга – холопом. В этом государстве (то есть в России) нет следов завоевания".

Противопоставляя России Западную Европу, Хомяков продолжает: "В другой стране, тому пятьдесят лет, гордый франк еще называет порабощенного vilian, roturier и пр. Не было случая, не было добродетели, не было заслуг, которые бы уравняли выслужившегося разночинца с аристократом. Не было рабства, не было даже угнетения законного. Но в обычаях, во мнениях, в чувствах были глубокая ненависть и неизгладимое презрение. След завоевания был явен и горяч... Это тонкости, так как этого всего нет ни в грамматиках, ни в лексиконах, ни в статистиках".

Таким образом, Хомяков прямо утверждает, что, согласно его личным наблюдениям, на Руси еще в XIX веке не было забыто о кровном родстве русской аристократии и русского крестьянства. А холопы на Руси, то есть прислуга, по свидетельству Хомякова, составляли отдельное сословие, не имевшее ничего общего с крестьянами. И отношение к нему на Руси было совсем другим – как к потомкам военнопленных, как к рабам. А в Западной Европе, утверждает Хомяков на примере Франции, между аристократией и всем остальным местным населением существовала непреодолимая пропасть. Согласно его наблюдениям, французские аристократы относились ко всем остальным французам как к когда-то покоренному местному населению. И, в представлении французской аристократии того времени, эта пропасть между аристократией и "туземцами" не исчезала, даже если простой француз, то есть не аристократ, оказывался волею судеб уравненным с аристократом на общественной лестнице. Хомяков объясняет это тем, что западноевропейская аристократия – это потомки завоевателей, пришедших в Европу извне < … >, в то время как на Руси русская аристократия выделилась из самого русского общества, то есть из русского крестьянства. В этом коренное отличие русского общества того времени от западноевропейского.

< … >

Между завоевателями и завоеванными долго сохранялась пропасть. Со временем завоеватели смешались с местным населением, но эта пропасть сохранялась вплоть до XIX века. А на Руси такой пропасти не было, поскольку Русь никто не завоевывал. Сословие же русских холопов, свидетельствует Хомяков, было изолированным сословием потомков вывезенных из завоеванных стран слуг – военнопленных.

Сегодня это мнение Хомякова, наверное, покажется необычным, но он был не одинок в таких воззрениях.

Другой представитель дворянского направления в исторической науке – Иван Никитич Болтин. Он отвергает ложное мнение француза Леклерка о дикости и невежестве древних славян.

На основе летописных данных он доказывает несостоятельность искажающего действительность представления Леклерка о полном варварстве Киевской Руси.

Набирает силу и буржуазное направление в исторической науке. Это работы С.Е. Десницкова, М.Д. Чулкова, В.В. Крести-нина, И. И. Голикова и др.

Ярким представителем исторической науки конца XVIII – первой половины XIX века был Н.М. Карамзин. Являясь официальным историографом, он большую часть жизни посвятил созданию "Истории государства Российского". В последние годы жизни наметился переход Карамзина от западничества к национализму. Карамзин в "Записке "О древней и новой России" обвинил Петра в том, что он "уничтожил россиян в собственном их сердце", "захотел сделать Россию Голландией" и что в результате его деятельности русские люди "стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России".

В "Вестнике Европы" Н.М. Карамзин публикует статью "Исторические воспоминания и замечания на пути к Троице", где сетует: "Мы не имеем порядочной истории, славные и великие дела предков нам мало известны".

В 1802 году в том же журнале Н.М. Карамзин публикует другую историческую статью – "О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств". В ней прямо говорится, что России пора иметь красноречивых историков, которые могли бы восславить знаменитых предков наших. "Должно приучать россиян к уважению собственного", – призывает автор.

Основным источником для изучения истории для Карамзина служили летописи. Он старался критически подходить к "Повести временных лет" и пришел к выводу: "Нестор позволял себе угадывать – в хронологии, названии мест, брал из сказок, но не выдумывал". Анализируя работу Шлецера над "Повестью временных лет", Карамзин отмечал, что Шлецер не знал некоторых важнейших летописных списков, что ему очень повредило предвзятое отношение к славянским народам – порок столь типичный для ученых немцев".

Говоря о России, в предисловии к своему сочинению Карамзин писал: "Взглянем на пространство сей единственной державы; мысль цепенеет; никогда Рим в своем величии не мог равняться с нею..." Далее он продолжает: "Не надобно быть русским, надобно только мыслить, чтобы с любопытством читать предания народа, который смелостью и мужеством снискал господство над девятою частью мира, открыл страны, никому дотоле не известные, внеся их в общую систему географии, истории, и просветил божественную верою, без насилия, без злодейств, употребленных другими ревнителями христианства в Европе и в Америке, но единственно примером лучшего".

В начале XVIII века идет активный процесс собирания и издания источников как на Западе, так и в России. Как отмечает профессор О.М. Медушевская, "руководимые историками-архивистами, в большинстве своем медиевистами, архивы становились исследовательскими центрами исторической науки. Так, Фр. Бонаине реформировал архивы Тосканы и хранилища государственных архивов во Флоренции, Пизе, Сиенне, Лукке, бельгийский историк и архивист Л.П. Гашар (1800 – 1885) – архивы Бельгии, английский историк и архивист Ф. Палграф (1788 – 1861) – - архивы Великобритании".

Так продолжался процесс реформирования архивов, а значит, и перестройки исторических знаний, переписывания истории.

Но среди западных историков находились честные, принципиальные ученые. Таким был итальянский ученый Орбини.

В начале XIX века в России также начинают активно издаваться исторические документы. Еще в 1811 году при Московском архиве Министерства иностранных дел была создана комиссия печатания государственных грамот и договоров. Ее деятельность активизировалась при поддержке графа Н.П. Румянцева (1754 – 1826). Фундаментальное "Собрание государственных грамот и договоров, хранившихся в Государственной коллегии иностранных дел" включало государственные акты 1229 – 1696 годов. С 1834 года изданием исторических документов стала заниматься Археографическая комиссия, созданная при Министерстве народного просвещения. Она стала с 1837 года издавать "Полное собрание русских летописей".

На сегодняшний день мы имеем определенную базу русских летописей и хроник. Отбор и издание документов как в Германии, так и в России были строго регламентированы и, естественно, направлены на переписывание истории, ее переосмысление в рамках господствующей тогда прозападной идеологии.

Настоящий бой западническому направлению в исторической науке дали славянофилы. Среди славянофилов выделяется К.С. Аксаков, автор ряда статей по русской истории, направленных прежде всего против взглядов С.М. Соловьева.

С.М. Соловьев, на работах которого училось не одно поколение российских историков, по выражению советского академика Л.В. Черепнина, "европейский человек – типичный либерал середины XIX века". Сам С.М. Соловьев писал, что он "приверженец Орлеанской династии и министерства Гизо". Посудите сами, под каким углом зрения мог подавать русскую историю человек, который сразу по окончании университета уезжает в Европу и там "повышает образование". В течение 1842 – 1844 годов он побывал в Германии, Бельгии, Франции, Чехии. В Берлине он слушал лекции Риттера, Шеллинга, Раумера и Ранке, фиксировавших основное внимание на описании деталей политической истории, подаваемой, естественно, в западном свете. В Гейдельберге Соловьев учится на лекциях Шлоссера, автора многотомной "Всемирной истории", в Париже – на лекциях Мишле. Там он становится "поклонником" сочинений Гизо.

К.С. Аксаков по поводу "Истории России" писал: "Автор не заметил одного: русского народа".

Л.Н. Толстой говорил о сочинениях С.М. Соловьева: "Читая о том, как грабили, правили, воевали, разоряли (только об этом и речь в истории), невольно приходишь к вопросу: что грабили и разоряли? А от этого вопроса к другому: кто производил то, что разоряли".

Иван Васильевич Киреевский выступил со статьей "О характере просвещения в Европе и о его отношении к просвещению России", напечатанной в 1852 году в четвертом томе "Московского сборника".

Славянофилы исходили из общности русского и славянских народов с противопоставлением славянского и западноевропейского мира. На Западе – завоевание, феодализм и рыцарские замки, перевороты; в русском обществе – призвание, единство и община, внутреннее убеждение. На Востоке – господство мисти-ко – созерцательного начала, основанного на чувстве, на Западе – рассудочность, критицизм, борьба противоречий.

Хотелось бы отметить еще двух интересных историков – Ф. Воланского и Е. И. Классена.

Классен Егор Иванович (1795 – 1862) – по происхождению немец, русский подданный с 1836 года, российский дворянин. В 1831 году стал попечителем Московской практической коммерческой академии. В 1826 году входил в Комиссию по коронации Николая I. Доктор философии и магистр изящных наук, статский советник. Он перевел и издал исторический труд Фадея Воланского "Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю", снабдив его развернутым предисловием и комментариями и резко высказав точку зрения о славянских корнях в Западной Европе.

Все эти материалы Классен собрал в виде книги "Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяноруссов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова". Книга была отпечатана типографией Московского университета в 1854 году. Классен говорит примерно то же, что и Орбини, но аргументация Классена совершенно другая. Приведем для примера несколько его высказываний:

"Факты, служащие основанием для созиждения древнейшей русской истории, долго лежали под спудом неразобранные... Между тем история древнейшей славянской Руси так богата фактами, что везде находятся ее следы, вплетшиеся в быт всех народов европейских". Классен, будучи по происхождению немцем, отмечает, что некоторые германские историки добросовестно занимались русской историей, но оказались к этому плохо подготовленными, поскольку недостаточно знали славянские языки. В то же время, говоря о признанных сегодня, как и в его время, основателях русской истории – немцах, работавших в России в XVII веке, отзывается о них крайне отрицательно.

Классен прямо пишет: "К этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у славяно – руссов не только их славу, величие, могущество, богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное имя их – имя руссов, известное исстари как славянское, не только всем племенам азийским, но и израильтянам, со времени пришествия их в обетованную землю. И у них руссы стоят во главе не только римлян, но и древних греков – как их прародители... Мы знаем, что история не должна быть панегириком, но не дозволим же им обращать русскую историю в сатиру".

Далее он продолжает: "К сожалению, должно сказать, что и некоторые славянские писатели, как Карамзин, Добровский и другие – ведомо или неведомо, – но не совершенно чужды этого греха. Но, может быть, эти ученые боялись идти против тогдашних мнимых авторитетов. Не говорим о некоторых новейших русских историках; пусть они – положа руку на сердце -сами скажут, отчего стараются развивать систему Шлецера и клеймить древних славян... Но, к счастью, имеем мы двоякого рода источники к воссозданию древнего славянского мира: это летописи и памятники, которые говорят совершенно против них. Эти источники нужно сперва уничтожить, дабы дать возможность провозглашать дерзкую ложь... Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях Старого Света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами; они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий".

Речь идет о многочисленных археологических памятниках, которые время от времени обнаруживаются в Европе и Африке во время раскопок и надписи на которых западноевропейские ученые прочитать не в состоянии. Мы не будем приводить все высказывания Классена по этим вопросам. Это заняло бы слишком много места. Но и приведенных высказываний вполне достаточно, чтобы понять, почему некоторые ортодоксальные историки так не любят Классена.

< … >

Обратили внимание на "перевернутый образ истории" и сторонники концепции евразийства. Формально датой рождения евразийства считается 1921 год, когда в Софии вышел сборник статей "Исход к Востоку". Создателями этого течения были русские ученые, изгнанные революцией из России и осевшие в эмиграции – в Софии, Праге, Белграде, Берлине. Это были яркие ученые, и они занимали лучшие кафедры в этих городах. Основателями евразийства считаются глубочайший знаток национальных проблем России, признанный во всем мире филолог и историк князь Н.С. Трубецкой (1890 – 1938), крупнейший географ и геополитик П.Н. Савицкий (1895 – 1968), сын великого русского ученого-естествоиспытателя историк Г.В. Вернадский, автор многочисленных монографий и статей по истории Древней Руси, взаимоотношениям Руси и монголов. К их числу можно отнести и Л.Н. Гумилева.

Естественно, не только евразийцы внесли свой вклад в восстановление событий подлинной истории.

Для изучения истории России интересно проследить, как смотрели на нашу страну иностранцы. В этой связи следует отметить недавно вышедшую книгу "Древняя Русь в свете зарубежных источников".

Важно и введение в научный оборот документов по истории России, хранящихся в зарубежных архивах.

В аспекте новой хронологии большой интерес представляют труды зарубежных авторов по истории России.

Здесь следует в первую очередь выделить книгу Мавро Орбини. Основная идея Орбини – могущество древнерусского оружия, которое заставило практически весь мир объединиться вокруг Древней Руси.

Большой интерес представляет изучение и издание восточной литературы по истории славян и Древней Руси. Так, например, австрийский востоковед и дипломат И. Хаммер – Пургшталль по заказу Румянцева издал на французском языке в Санкт – Петербурге собрание фрагментов арабских, персидских и турецких источников, имеющих отношение к ранней истории Руси.

В 1869 году профессор Петербургского университета Д. А. Хвольсон опубликовал в Санкт-Петербурге перевод восточноевропейских известий автора начала X века, а спустя год русский востоковед А. Я. Гаркави опубликовал свод восточных данных о славянах и русах по X век включительно.

В 1884 году русский востоковед В.Г. Тизенгаузен опубликовал собрание арабских материалов по истории Золотой Орды, куда вошли фрагменты из произведений авторов XIII – XV веков.

Адрес записи

Блоги
offline
498   0   0   0

Никогда ничего не вернуть

метки: юмор
Никогда ничего не вернуть,
Как на солнце не вытравить пятна.
И, в обратный отправившись, путь,
Никогда не вернешься обратно.

Эта истина очень проста.
И она, точно смерть, непреложна.
Можно в те же вернуться места,
Но вернуться назад невозможно.



Ни что не предвещало беды, была Пятница 13.
Над землей опускалось ласковое солнышко.
Снова наступал новый вечер, который, как и сотни других вечеров не сулил ничего хорошего. Но в душе теплилась слабая надежда, что может сегодня меня пронесет и все будет хорошо.
Как говорят люди, первыми умирают принципы, а надежда умирает последней, все-таки живучая тварь, эта надежда!
Но все же в некоторых случаях она дохнет сразу.
Это был как раз мой случай.
И все же люди ошибаются, что надежда умирает последней. Последним умирает надеявшийся!
В этом мире нужно всегда надеяться на лучшее, готовиться к худшему, и принимать, что Бог пошлет.
Родился я и живу в современной России, а ее, как известно умом не понять и аршином не измерить. Когда-то я был красивый и умный, но в роддоме меня подменили. С тех пор ума у меня нет, да и свой аршин, я куда-то задевал. Но я все же надеюсь и жду, что и мне улыбнется счастья, как только жареный петух на горе раком три раза перекрестится!
Мать твою, Россия! Не знаешь, что будет завтра! Не понимаешь, что происходит сегодня! Не помнишь, что было вчера!
Иногда жизнь кажется такой прекрасной, что не хочется просыпаться.
Но я все-таки проснулся и сразу прислушался к своим ощущениям: к своему разуму, своему сердцу, своим эмоциям, то есть к душе, самой тонкой человеческой субстанции.
И понял - мне хреново.
Хреново - значит, я еще жив.
Хотя это мне-то хреново?!
Вот, колобку с похмелья, какого!
Вставать с постели очень не хотелось, но мысль, что исправить уже ничего нельзя, но окончательно испортить – еще можно, заставила все-таки подняться.
Реальность - это всего лишь иллюзия, хотя и очень назойливая...
Если бы я был богом, то послал бы все к черту.
Вот даже умная мысль, в устах дебила, приобретает оттенок шизофрении.
Когда человек разговаривает сам с собой, это первый признак шизофрении, которой у меня нет и, кстати, не было никогда, просто мне нравится задушевный разговор меня со мной. Поэтому когда я говорю, что думаю, я всегда думаю, что говорю!
Вы чего бы больше хотели: чтобы я сказал то, что не думаю, или чтобы не сказал то, что думаю?
Труднее всего на свете выбраться из ловушек, которые расставляет собственная психика.
Вот умный человек - с честью выйдет из любой ситуации. Мудрый человек - никогда в такую ситуацию не попадет, а я всегда вляпаюсь. Вот, блин, понаставили всюду ловушек для дураков, умному ступить не где. А меня невозможно окружить, потому что я квадратный.
Психически я совершенно здоров, хотя иногда приходиться прикинуться дурачком, чтобы не выглядеть полным идиотом.
В действительности всё не так, как на самом деле.
И вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?» - это не вопросы, а обыкновенный склероз! Поэтому человеку для счастья достаточно склероза. Но и склероза у меня нет.
Богом я себя не считаю. Но вы можете, если хотите.
Я ангел! Честно! А рога? Ну, нимб поддерживать....
И к слову, по мере изучения закона божьего я все больше и больше склоняюсь к безбожию. Ноя вместе с его зоопарком еще можно понять. Если б я был на месте Ноя, то кровососущих тварей с собой бы не взял. А еще мне очень нравятся, Адам и Ева, вероятно, своей наивностью, а может быть, и потому, что первородный грех вообще приятная вещь. Адам был первым мужчиной, а Ева была первой женщиной. И так как они были первые люди, то жили в раю. И они очень хорошо жили, но однажды Адам укусил Еву. А за это господь бог сломал Адаму ребро. После этого двенадцать апостолов отправились в кругосветный круиз на Ноевом ковчеге. Во время этого круиза двенадцать апостолов пили водку, коньяк, пиво, да и все, что хоть слабо могло напоминать спиртное. Закусывали свежим шашлычком, который готовили из подвернувшейся под руку живности зоопарка Ноя. Вот так на шампурах глупой и нелепой смертью погибли все динозавры. А когда все что, могло напоминать спиртное, закончилась, то двенадцать апостолов, после недолгого совещания, решили пойти к душке Христу в надежде опохмелиться. Христос в это время делал свой маленький бизнес по торговле паленной водкой в двух храмах Содоме и Гоморре, и за одно проповедовал свое учение. Основными его заповедями были две составляющие. Первая заповедь гласила, что после первого стакана с водкой, не закусывают, а вторая заповедь поясняла - перерыв между первым стаканом водки и вторым, должен быть не большим. Простота и легкость учения Христа, а так же доступность паленой водки, заметно повышали его рейтинг на ближайших выборах на должность Бога. Популярность учения Христа в среде простого народа была просто ошеломляющая, что говорило о «правильном» предвыборном пиаре Христа. Двенадцать апостолов все-таки нашли Христа и приняли его учение, то есть процесс опохмеления плавно перерос в настоящую вечеринку. Именно эта вечеринка пролегла через все человечество и легла в основу легендарной картины под названием «Тайная вечерня». В самый разгар знаменитой вечеринки Иуда пошел отлить. И только Иуда, пожелав себе попутного ветра, стал расстегивать ширинку, как откуда ни возьмись, появился Моисей. Этот Моисей был противником Христа на предстоящих выборах. Моисей все время канючил, продай, да продай секрет рейтинга Христа, чем очень смущал Иуду и отвлекал от первой необходимости, ради которой собственно Иуда и удалился от стола с паленой водкой. Иуда хоть и был пьян, но быстро сообразил, что этого лоха Моисея можно развести на 30 серебряников. Вот так на горе Арарат, ловя попутный ветер и справляя малую нужду, Иуда надиктовал Моисею первое, что пришло в голову. И как на зло пришли к нему на ум, десять похабных анекдотов, которые, Иуда услышал в синагоге, когда менял доллары у менял на деревянные рубли, чтобы купить закуску. Но Моисею, эти злополучные анекдоты, которые он стал называть заповедями все равно, не помогли. Он проиграл выборы на должность бога. Именно поэтому, Пилат по наущению отца своего Моисея, чтобы отомстить Иуде за неудачную пьяную шутку и распял Христа на кресте. И свершив это дело, он вымыл руки. Но Богом все равно выбрали Христа, а Моисей как был пророком, так пророком и остался.
Моисей же с досады, пообещав земли обетованной, завел своих избирателей в такое гиблое место, где нет, не только питьевой воды, плодородной земли, но и нефти.
С тех пор этот славный народец размножается, где придется, а по достижении совершеннолетия, возвращается на историческую Родину, чтобы набить морду подлецу Моисею за землю обетованную, да за манну небесную.
Вот так пьяная шутка Иуды на горе Арарат, оказала огромнейшее влияние на всю историю человечества.
Можно предположить, что я страдаю манией величия.
Но я от нее не страдаю, я от нее тащусь.
Поэтому я и сотворил и бога по своему образу и подобию.
Нехай помучается так же, как и я!
Ведь я по натуре гармонично недоразвитый человек и привык говорить правду в лицо, но на расстоянии.
И вообще я очень страшен.
Вот когда иду ночью по кладбищу - все лежат тихо-тихо.
И не думайте обо мне плохо - я намного хуже!
Например, я сам себе рассказываю сказки, и жду, когда они начнут сбываться. Потому, что во мне живет твердая уверенность, что мечтать необходимо уже для того, чтобы иметь реальное представление о том, что никогда не сбудется.
Но вот со временем уходит мой максимализм... и идеализм... и идиотизм... старею, блин.
То, что людьми принято называть Судьбою, является, в сущности, лишь совокупностью учиненных ими глупостей. Жизнь все время разбивает мои надежды и мечты, поэтому-то мы с Судьбой проживаем отдельно друг от друга.
Зато, я часто улыбаюсь во сне - ну а что мне еще остается?
В этом мире все имеет конец и начало, бесконечны лишь мои лень, глупость, хитрость, тоска и самолюбование.
Но все-таки во мне есть и одна хорошая черта: которая делит жопу пополам.

Эх, не стоило сегодня просыпаться.
Что день грядущий мне готовит? А что готовлю я ему?
Пусть хоть сегодня звезданет в меня кусочек счастья.
Все-таки тяжеловато все время плыть против течения, особенно когда находишься в дерьме.
В принципе справедливость существует, так как рано или поздно все, кто в нее верит, бывают наказаны за свою глупость. По этому вопросу конечно у меня есть собственное мнение, но я с ним не согласен. А иметь свое мнение надо основательно, умеючи, убедительно и демонстративно.
В человечке все должно быть прекрасненько: и одежонка, и тельце, и мыслишки, и душонка.
Вот это - голова, в ней куча проблем, а ещё на ней есть губы, которыми я ем.
В наш век высокого развития цивилизации детям становится все труднее и труднее добираться до электричества в розетках... Погибают самые талантливые.
Я не погиб…
Вот и памперс начал жать мне спереди – значит, детство кончилось!
Слава Богу, наконец-то я и добрел до ванной комнаты.
Взглянул на себя в зеркало, но даже в зеркале какой-то беспредел. Проще всего человек может познать самого себя с помощью зеркала. Если зеркало хорошее, то человек увидит свои хорошие стороны, а если зеркало плохое, то человек увидит свои плохие стороны! Посмотрел на себя в зеркало – опять повесили плохое зеркало.
Чем дольше я всматриваюсь в зеркало, тем больше верю Дарвину, и если есть во мне изъян, так это ж все от обезьян.
Глупее самовлюбленного идиота может быть только влюбленный кретин.
Что-то совсем я добрый стал. Не к добру это…
Мои биологические часы уже давно никуда не спешат, а мозг упорно не хочет, обнаруживать тело. Что в принципе и не удивительно, ведь находясь в здравом уме и некоторой памяти, я человек не очень брезгливый, но все же не очень хочется брать себя в руки.
В жизни и так больше горя, чем праздников, зачем же я еще зеркало-то смотрюсь?
В приметы я не верю. Но совпадения уже порядком надоели!

Родители хотели, чтобы из меня вышел толк. Толк вышел, бестолочь осталась.
А причина причин, в конце концов, в начале начал.
Вот поэтому, при таких аргументах и факты не нужны.
Все гениальное просто!
А простота, заключается в том, что мои родители могли бы все-таки и надеть презерватив. Этим бы поступком свершили бы для меня добрейшее дело и избавили бы меня от многих забот и хлопот.
Ну, наконец-то свершилось! Наконец я умным стал. Сбылась мечта идиота.

Вот занервничал и зашевелился мой мозговой центр.
Завидовать людям глупо, богу - бессмысленно. А все равно хочется. Обидно, когда твои мечты сбываются у других!
Может сегодня посетить зоопарк? Ведь зоопарк такое редкое место, где я смогу, наверное, почувствовать себя человеком, пусть хоть и не надолго.
Но, нет. Туда я больше не ходок. Зачем же пугать бедных животных они и так в клетках сидят, а тут еще и я. Зачем им столько наказанья.
Ведь не зря же милосердные люди написали объявление в зоопарке:
"Страусов не пугать. Пол бетонный."

Каждый человек стремится к счастью, а полный идиот - к полному счастью.
Как трудно найти выход в ситуации, когда тебе указывают на дверь.
Плохо проигрывать, но еще хуже безрезультатно выигрывать, бурча под нос:
-Вот тебе, дорогой, и мыло душистое, и веревка пушистая.
И все же не так плохо как я думаю, все обстоит намного хуже!
Потому что баранов на шашлык не приглашают. Они в нем участвуют!
Надо все-таки признать, что в этой жизни я как та корова, что с интересом рассматривает стенд - "План по мясу".
Не умеешь летать - не пачкай тротуар!
Хочу хрен знает чего. Но точно знаю что хочу!

"А с поцелуями мы торопиться не будем", - сказал Иван-царевич, слезая со спящей красавицы.
Три дня и три ночи целовал Иван Царевич спящую принцессу, а потом подумал:
"Может, она действительно мертвая?"
Миг осознания своей бездарности – это, наверное, проблеск гения.

Я всегда хотел кем-нибудь стать, наверное, мне уже пора определиться.
-А зачем?!
«Зачем?» - самый поганый вопрос...
Да, это уже серьезненько.
Вот раньше были золотые деньки! Помню их... оба.
Кто ж знал, что умереть за Неё - это не моя жертва ей, это её подарок мне.
И я хорош лишь настолько, насколько хороша она.
Слабый пол - а, сколько сил отнимает!
Вселенная такая огромная, что целиком никак не укладывается в голове.
Как все чертовски сложно: и божественно просто.
Любовь трудно понять, её надо почувствовать и даже приняв её я остаюсь заложником обстоятельств породивших это чувство. Ведь любовь ломает и крушит все преграды, оставляя за собой тучу обломков. Но самое трудное в любви - это понять, что все кончено. В кромешном мраке и розовые очки не помогают.
Поэтому природа всегда сильнее принципов.
Вечнозелёная тоска!
А Мальчики - это не возраст, Мальчики - это категория.
Лежачего не бьют. Его топчут!
Так и хочется подойти к ней и ласково шепнуть на ушко:
-Мадам, не захлебнитесь моей кровью!
От нее веет таким холодом, что можно простудиться.
Почему же, все время после общения с ней возникают ощущения,
что «пасть порвана», а «моргалы выколоты»?
А что же будет дальше?!
А дальше она, наверное, ответит мне:
- Хотя любовь и зла, но ты, козел, даже и не надейся!
Нет, я не жизнерадостный, это у меня уже истерика.
Несмотря на то, что уже несколько миллионов лет женщина живет рядом с человеком, в ее поведении и образе жизни остается еще много загадочного и непонятного.
И воистину, ничто так ни ранит человека как осколки собственного счастья.
Черт, опять, приступ ностальгия. Вот и мчится бабочка сознанья из ниоткуда в никуда.
Ведь ностальгия - это попытка сравнить наихудшее из настоящего с наилучшим из прошлого. Вот так между темным прошлым и светлым будущим протекает мое серое настоящее..
А я тоже человек! И тоже хочу звучать гордо!

Если голова болит, значит, она есть.
Боль - единственное материальное ощущение, ее реальность сложно оспорить.
Мне плохо, одиноко, господи, никогда не думал, что всё может быть так плохо... хотя в принципе, ничего плохого и не случилось... а и в правду, чего мне так плохо? Хочется прижаться к ней и сидеть так долго-долго.
Господи, как же плохо...
Знакомы каждому очарованье странствий,
Познанья зуд, стремление вперед,
Желанье новым видеть каждый год…
И все же, мы стремимся к постоянству.
Размеренно вращается планета,
Необратимо льются годы в Лету,
Цветок прекрасный в перспективе – тлен…
И все же, свойственна нам жажда перемен.
Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!
Сказал седой, все видевший старик,
Сказал, и умер. Что такое счастье?
Чего достиг, и все же не достиг.
К чему стремишься втуне, безуспешно,
То, чем владеешь, но не до конца,
Нет счастья смертным, от рожденья грешным…
Довольно простоты на мудреца!
Я не хочу расчетных формул счастья,
Туманных формул оправданья бед,
Я знаю, счастье – видеть сквозь ненастье
Твоей улыбки несказанный свет,
Я знаю, счастье – вечность и мгновенье
Сжигающего взгляда твоего,
Я знаю, счастье – наших рук сплетенье,
Я, ты и счастье – больше никого…
Мне счастье чувствовать – ты с радостью и болью
Идешь ко мне, печалей не тая,
Мне счастье - хлебом быть твоим и солью,
Счастливой будь – счастливым буду я!
И я уверен – счастье достижимо.
Пусть высоки препятствия – хребты,
Я их преодолею для любимой.
Я знаю, мое счастье – это ты!

Так меня опять понесло. Пора пить анальгин, а то добром все это не кончится.
На крик души эхо не откликается.
Любить напрасно – злой недуг,
Но я убит не этим,
А тем, что разум – этих мук
Единственный свидетель.

И все же почему, как только я найду ключ к успеху, так кто-то сразу меняет замки.
Жизнь - это прекрасная сказка со счастливым концом, и очень жаль, что я в ней отрицательный персонаж. И все ж – «счастливый конец» - сколько это, в сантиметрах?
С началом запальчиво спорил конец.
«Я всякому делу,- кричал он, - венец!»
«Да верно, - начало ему отвечало,-
Однако я все начинаю сначала».
И как соблазнительно выдавать рост трудностей за трудности роста.

Так помылся и побрился.
Вроде ничего не забыл. Пора и одеваться на работу, а то не дай бог опоздаю.

Скоро у друзей юбилей свадьбы.
Чтобы им подарить?
Ага, придумал, лучший подарок – это книга.
Прекрасная книга о синем кошмаре, хороший подарок супружеской паре.

Надо, успокоится.
Выдох, Вдох.
Арифметика проста.
Не вдох – Сдох.

Ну, почему я все жизнь бьюсь головой об стену?
Ведь биться головой об угол намного эффективнее!
Надо попробовать.
Хотя, зачем?
Ну, допустим, я пробью головой эту чертову стену.
И что же я буду делать в соседней камере?
Хочется всего и сразу, а получаешь ничего и постепенно.

Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни:
Все или ничего; ждать нежданного; верить не в «то , чего нет на свете», а в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет и долго не будет. Но жизнь отдаст мне это, ибо она – прекрасна.
Мир прекрасен. Это-то и грустно.

Всю жизнь иду на встречу тому, что считается светом.
А свет в конце тёмного больничного коридора все время исходит то от гостеприимной таблички с надписью "Морг", то оказывается ласковым отблеском огня в печи крематория.
Специально для таких как я похоронное бюро организует экспресс-курсы лечения горбатых. Но все тщетно, ведь если человек умер - то это надолго, но если же глуп - то это навсегда.
Бог наделил человека разумом, но забыл дать инструкцию, как им пользоваться.
Поэтому, понять себя можно, но некому. А сделав доброе дело, посмотри, кому от этого стало хуже.


Дурак ли дурак, понимающий, что он дурак?
Ага, одно из самых ярких проявлений оптимизма - фраза:
"Каким я был дураком!"
И жить не хочется, и застрелиться лень.
Сила есть, воля есть, а силы воли нету.
Ладно, не буду больше заниматься оптимизмом.
С сегодняшнего дня я буду пессимистичным оптимистом - в то, что все будет хорошо буду верить, но очень, очень слабо.
Догорал закат уходящего дня.
Вот справа от остановки все так же стоят все те же помойный ящики, доверху заваленные мусором и отбросами, а слева – просто мусорная куча, которая росла год от года и, наконец, в ней стало вырисовываться какое-то архитектурное сооружение в стиле «модерн». Штукатурка на стенах ближайших домов местами осыпалась, а почтовые ящики выгорели от многочисленных поджогов. Ничего со вчерашнего дня не изменилось и меня снова окружает кромешный абсурд и идиотский бардак, ласково называемый Родиной.
Я так устал носить клеймо злодея - я с каждым днём всё злее, злее...
Да, род людской не исправим:
Он жаждет мира, только мира,
И все же вечно правит им
Кулак, веревка и секира!
Что есть человек?
Грек скажет – это микрокосм, малый мир; Платон – мера всех вещей, Аристотель – гармония Вселенной; Плиний – венец всего сотворенного; Цицерон – связь всего в мире; Сенека – средоточие знаний; Катон – причастный к божественному разуму; Сократ – бог для другого человека; Пифагор – дерево выросшее до небес; Плутарх – царь земли; Диоген - солнце, имеющее душу; Моисей – образ самого Бога; Давид – венчанный славой; Святой Василий – животное общественное; Григорий Богослов – владыка всех тварей; Святой Амвросий – судья всему; Святой Бернард – гражданин рая; Святой Григорий Великий – созерцатель Бога; Святой Августин – венец и цель всех прочих созданий. Но я, опираясь на слова самого Господа, скажу, что человек – это пыль, прах, дитя тлена: «Помни, человек, что ты прах и в прах обратишься».
Величие человека тем и велико, что он сознает свое ничтожество, но человек хуже зверя, когда он зверь. И сколько нужно всего, чтобы сделать счастливым только одного человека.
Создатель мой, скажи мне – кто я?
Какой я есть? понять пытаюсь:
Когда грешу, а после каюсь,
Во мне – один я или двое?
То доброе в душе , то злое,
То благочестье, то терзанье,
То беспокойство, то покой!
И вот я думаю порой:
В одной душе – мои – желанья,
А исполнения в другой.

Все знамена заляпаны и запятнаны кровью, все они несут в себя зло. А бездействие – зло еще большее. Жить – это всегда значит превышать какую-то меру. А не жить – значит убивать. Выбор того или другого означает в то же время утверждение ценности того, что мы выбираем. Чего не излечивают лекарства, излечивает железо, чего не излечивает железо, излечивает огонь. Кого слова не исцеляют, исцеляет карцер, кого карцер не исцеляет, исцеляет расстрел.
Если бы другие не делали ошибок, откуда бы я знал, что поступаю правильно?!
Невозможно решить проблему на том уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень.
Счастье умножается и растет, когда мы разделяем его с другими. И не принимай удовольствие за счастье. Это – разные породы собак. Для счастья нужно устать.
Любовь – волшебная сила, пробуждающая к жизни дремлющую в человеке энергию, сущность которой в том, что бы побудить человека превзойти себя ради другого человека

Все мы ангелы об одном крыле. И летать мы можем лишь в объятиях друг друга. Все рожденное обречено на гибель. Мы убиваем время, но время хоронит нас.
При всех превратностях судьбы самое большое несчастье – быть счастливым в прошлом.
Подобно тому, как бывает иногда милосердие, которое наказывает, так бывает
и жестокость, которая щадит.

Адрес записи

Блоги
offline
401   0   0   0

Непроизнесенная речь маршала Г. К. Жукова

метки: СТАЛИН
Непроизнесенная речь маршала Г. К. Жукова

Имеются пометы: «Разослано: тов. тов. Булганину Н. А. и Шепилову Д. Т. »; «Хранить в архиве Президиума ЦК КПСС».

Пленум ЦК, где предполагалось обсудить вопрос о культе личности Сталина, так и не состоялся.

Сохранены особенности орфографии и синтаксиса документа.

«СЕКРЕТНО

Товарищу ХРУЩЕВУ Н. С. г,

Посылаю Вам проект моего выступления на предстоящем Пленуме ЦК КПСС.

Прошу просмотреть и дать свои замечания. Г. ЖУКОВ

19 мая 1956 года № 72с Секретно

Состояние и задачи военно-идеологической работы

Товарищи!

В своем выступлении я хочу доложить Пленуму ЦК о состоянии и задачах военно-идеологической работы.

Главным недостатком во всей военно-идеологической работе у нас в стране до последнего времени являлось засилие в ней культа личности.

Должен отметить, что у некоторых товарищей имеется мнение о нецелесообразности дальше и глубже ворошить вопросы, связанные с культом личности, так как по их мнению углубление критики в вопросах, связанных с культом личности, наносит вред делу партии, нашим Вооруженным Силам, принижает авторитет советского народа и тому подобное.

Я считаю, что подобные настроения вытекают из несогласия с решением XX съезда партии, полностью одобрившего предложения, изложенные в докладе ЦК по ликвидации последствий культа личности. Если пойти по пути свертывания работы по ликвидации последствий культа личности, то мы не выполним тех решений, которые единодушно были приняты XX съездом партии. Мы не можем забывать, что культ личности и все то, что с ним было связано, принес нам много вреда и в деле обороны нашей страны. Мы обязаны из этого извлечь все необходимые уроки, продолжать настойчиво разъяснять антиленинскую сущность культа личности, преодолевая боязнь обнажения фактов, мешающих ликвидации культа личности.

Как известно, особенно широкое распространение культ личности приобрел в вопросах, связанных с Великой Отечественной войной.

Отдавая должное заслугам, энергии и организаторской деятельности Сталина, я должен сказать, что культ личности Сталина в освещении войны приводил к тому, что роль нашего народа, партии и правительства, наших Вооруженных Сил принижалась, а роль Сталина непомерно преувеличивалась. Во имя возвеличивания Сталина в нашей военно-идеологической работе было допущено грубое искажение ряда исторических фактов, замалчивание неудач, ошибок, недочетов и их причин, а достижение успехов приписывалось исключительно руководству Сталина. Все это создавало извращенное представление об исторических фактах и их оценке. Тем самым нарушалась основа партийности в нашей идеологической работе — ее историческая правдивость.

На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору. На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне.

Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны.

Накануне войны организация и вооружение наших войск не были на должной высоте, а что касается противовоздушной обороны войск и страны, то она была на крайне низком уровне.

До 1941 года у нас было очень мало механизированных соединений, и только зимой 1941 года было принято решение о формировании 15-ти механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии, но это решение было крайне запоздалым.

К моменту возникновения войны большинство наших механизированных корпусов и дивизий находилось еще в стадии формирования и обучения, в силу чего они вступили в бой несколоченными и слабо вооруженными.

Качество нашей авиации оказалось ниже немецкой, да и та из-за отсутствия аэродромов была крайне скученно расположена в приграничной зоне, где и попала под удар авиации противника.

Артиллерия, особенно зенитная, была очень плохо обеспечена тягачами, вследствие чего не имела возможности передвигаться и в какой-либо степени обеспечить маневр наших войск на поле боя. Очень много артиллерии из-за отсутствия артиллерийских тягачей было брошено при отходе наших войск.

У Генерального штаба не было законченных и утвержденных правительством оперативного и мобилизационного планов.

Промышленности не были выданы конкретные мобзадания по подготовке мобилизационных мощностей и созданию соответствующих материальных резервов. Особенно плохо обстояло дело с руководящими военными кадрами, которые в период 1937— 1939 гг., начиная от командующих войсками округов до командиров дивизий и полков включительно, неоднократно сменялись в связи с арестами. Вновь назначенные к началу войны оказались слабо подготовленными по занимаемым должностям. Особенно плохо были подготовлены командующие фронтами и армиями. Огромный вред для Вооруженных Сил нанесла подозрительность Сталина по отношению к военным кадрам. На протяжении только четырех лет, с 1937 по 1941 г., в наших Вооруженных Силах дважды упразднялось единоначалие и вводился институт военных комиссаров, что сеяло недоверие к командным кадрам, подрывало дисциплину в войсках и создавало неуверенность у командного состава.

Слабые стороны в подготовке нашей страны и армии к войне, выявленные в ходе советско-финляндской войны и событий на Дальнем Востоке, не только не устранялись, но по-серьезному даже и не обсуждались ни в ЦК, ни в Совнаркоме, так как все эти вопросы находились в руках Сталина и без его указаний никто не мог принять какого-либо решения.

Вследствие игнорирования со стороны Сталина явной угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши Вооруженные Силы не были своевременно приведены в боевую готовность, к моменту удара противника не были развернуты и им не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника, чтобы, как говорил Сталин, «не спровоцировать немцев на войну».

Знал ли Сталин и Председатель Совнаркома В. М. Молотов о концентрации гитлеровских войск у наших границ? Да, знали. Кроме данных, о которых на XX съезде доложил тов. Н. С. Хрущев, Генеральный штаб систематически докладывал правительству о сосредоточениях немецких войск вблизи наших границ, об их усиленной авиационной разведке на ряде участков нашей приграничной территории с проникновением ее вглубь нашей страны до 200 километров. За период январь — май 1941 г. было зафиксировано 157 разведывательных полетов немецкой авиации.

Чтобы не быть голословным, я оглашу одно из донесений начальника Генерального штаба главе правительства тов. В. М. Молотову:

«Докладываю о массовых нарушениях государственной границы германскими самолетами за период с 1 по 10.4.1941 г. Всего за этот период произведено 47 нарушений госграницы.

Как видно из прилагаемой карты, нарушения в преобладающей своей массе ведутся: а) на границе с Прибалтийским Особым военным округом и особенно в районах ЛИБАВА, MEM ЕЛЬ и КОВНО;

б) на Львовском направлении на участке госграницы СОКАЛЬ, ПЕРЕМЫШЛЬ.

Отдельные случаи нарушения госграницы произведены в направлениях на ГРОДНО, БЕЛОСТОК, КОВЕЛЬ и ЛУЦК, а также на госгранице с РУМЫНИЕЙ.

Полеты немецких самолетов производились на глубину 90— 200 км от госграницы как истребителями, так и бомбардировщиками. Это говорит о том, что немцы производят как визуальную разведку, так и фотографирование.

Прошу доложить этот вопрос тов. Сталину и принять возможные мероприятия. Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Жуков. 11 апреля 1941 г. №503727».

Никаких реальных мер ни по этому донесению, ни по ряду других не последовало и должных выводов не было сделано.

Примером полного игнорирования Сталиным сложившейся военно-политической обстановки и беспрецедентной в истории дезориентации нашего народа и армии является сообщение

ТАСС, опубликованное в печати 14 июня 1941 г., т. е. за неделю до нападения фашистской Германии на Советский Союз. В этом сообщении указывалось, что «по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям».

Это заявление дезориентировало советский народ, партию и армию и притупляло их бдительность.

Неудачи первого периода войны Сталин объяснял тем, что фашистская Германия напала на Советский Союз внезапно. Это исторически неверно. Никакой внезапности нападения гитлеровских войск не было. О готовящемся нападении было известно, а внезапность была придумана Сталиным, чтобы оправдать свои просчеты в подготовке страны к обороне.

22 июня в 3 ч. 15 мин. немцы начали боевые действия на всех фронтах, нанеся авиационные удары по аэродромам с целью уничтожения нашей авиации, по военно-морским базам и по ряду крупных городов в приграничной зоне. В 3 ч. 25 м. Сталин был мною разбужен и ему было доложено о том, что немцы начали войну, бомбят наши аэродромы, города и открыли огонь по нашим войскам. Мы с тов. С. К. Тимошенко просили разрешения дать войскам приказ о соответствующих ответных действиях. Сталин, тяжело дыша в телефонную трубку, в течение нескольких минут ничего не мог сказать, а на повторные вопросы ответил: «Это провокация немецких военных. Огня не открывать, чтобы не развязать более широких действий. Передайте Поскребышеву, чтобы он вызвал к 5 часам Берия, Молотова, Маленкова, на совещание прибыть вам и Тимошенко».

Свою мысль о провокации немцев Сталин вновь подтвердил, когда он прибыл в ЦК. Сообщение о том, что немецкие войска на ряде участков уже ворвались на нашу территорию, не убедило его в том, что противник начал настоящую и заранее подготовленную войну. До 6 часов 30 мин. он не давал разрешения на ответные действия и на открытие огня, а фашистские войска тем временем, уничтожая героически сражавшиеся части пограничной охраны, вклинились в нашу территорию, ввели в дело свои танковые войска и начали стремительно развивать удары своих группировок.

Как видите, кроме просчетов в оценке обстановки, неподготовленности к войне, с первых минут возникновения войны в Верховном руководстве страной в лице Сталина проявилась полная растерянность в управлении обороной страны, использовав которую, противник прочно захватил инициативу в свои руки и диктовал свою волю на всех стратегических направлениях.

Я не сомневаюсь в том, что, если бы наши войска в западной приграничной зоне были приведены в полную боевую готовность, имели бы правильное построение и четкие задачи по отражению удара противника немедленно с началом его нападения, характер борьбы в первые часы и дни войны был бы иным и это сказалось бы на всем ее последующем ходе. Соотношение сил на театре военных действий, при надлежащей организации действий наших войск, позволяло по меньшей мере надежно сдерживать наступление противника.

Неправильным является утверждение о том, что Сталин, разгадав планы немецко-фашистского командования, решил активной обороной измотать и обескровить врага, выиграть время для сосредоточения резервов, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести сокрушительный удар и разгромить противника. В действительности такого решения не было, а «теория активной обороны» понадобилась для скрытия истинных причин наших неудач в начальном периоде войны.

Что же произошло в действительности, почему наши войска понесли поражение на всех стратегических направлениях, отступали и оказывались в ряде районов окруженными?

Кроме неподготовленности страны к обороне и неполной подготовленности Вооруженных Сил к организованному отражению нападения противника, у нас не было полноценного Верховного командования. Был Сталин, без которого по существовавшим тогда порядкам никто не мог принять самостоятельного решения, и надо сказать правдиво, в начале войны Сталин очень неплохо разбирался в оперативно-тактических вопросах. Ставка Верховного Главнокомандования была создана с опозданием и не была подготовлена к тому, чтобы практически взять в свои руки и осуществить квалифицированное управление Вооруженными Силами.

Генеральный штаб, Наркомат обороны с самого начала были дезорганизованы Сталиным и лишены его доверия.

Вместо того, чтобы немедля организовать руководящую группу Верховного командования для управления войсками, Сталиным было приказано: начальника Генерального штаба на второй день войны отправить на Украину, в район Тарнополя для помощи командующему Юго-Западным фронтом в руководстве войсками в сражении в районе Сокаль, Броды; Маршала Б. М. Шапошникова послать на помощь командующему Западным фронтом в район Минска, а несколько позже 1-го заместителя начальника Генерального штаба генерала Н. Ф. Ватутина — на северо-западное направление.

Сталину было доложено, что этого делать нельзя, так как подобная практика может привести к дезорганизации руководства войсками. Но от него последовал ответ: «Что вы понимаете в руководстве войсками, обойдемся без вас». Следствием этого решения Сталина было то, что он, не зная в деталях положения на фронтах и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий, которые по сложившейся обстановке надо было проводить.

Наши войска, не будучи развернутыми в правильных оперативных построениях, фактически дрались отдельными соединениями, отдельными группировками, проявляя при этом исключительное упорство, нанося тяжелые поражения противнику. Не получая своевременных приказов от высшего командования, они вынуждены были действовать изолированно, часто оказывались в тяжелом положении, а иногда и в окружении.

Положение осложнялось тем, что с первых дней наша авиация, ввиду своей отсталости в техническом отношении, была подавлена авиацией противника и не могла успешно взаимодействовать с сухопутными войсками. Фронты, не имея хорошей разведывательной авиации, не знали истинного положения войск противника и своих войск, что имело решающее значение в деле управления войсками.

Войска, не имея артиллерийских тягачей и автотранспорта, сразу же оказывались без запасов горючего и боеприпасов, без должной артиллерийской поддержки.

В последующем, будучи значительно ослаблены в вооружении, без поддержки авиации, не имея танков и артиллерии, часто оказывались в тяжелом положении.

Все это привело наши войска к тяжелым жертвам и неудачам в первый период войны и оставлению врагу громаднейшей территории нашей страны.

И только величайшая патриотическая любовь советского народа и его Вооруженных Сил к своей Родине, преданность их Коммунистической партии и Советскому правительству, дали возможность под руководством нашей партии преодолеть тяжелую обстановку, которая сложилась вследствие ошибок и промахов

сталинского руководства в первый период войны, а затем вырвать у врага инициативу, добиться перелома в ходе войны в нашу пользу и завершить ее блестящей победой всемирно-исторического значения.

Отношение Сталина к личному составу наших Вооруженных Сил.

Я уже говорил о подозрительности и недоверии к военным кадрам, которое проявлялось у Сталина в предвоенные годы. Всю вину за наши неудачи в начальный период войны он постарался возложить на личный состав Вооруженных Сил.

Был организован судебный процесс над командованием Западного фронта, по которому были расстреляны командующий войсками Павлов, начальник штаба Климовских, начальник связи Григорьев и ряд других генералов. Был обвинен в измене и переходе на сторону противника командующий армией Качалов, фактически погибший на поле боя при прорыве из окружения. Без всяких оснований были обвинены в измене и другие генералы, в силу сложившейся обстановки попавшие в плен, которые, возвратясь из плена, и по сей день являются честнейшими патриотами нашей Родины.

Был издан ряд приказов, в которых личный состав наших войск, особенно командиры и политработники, огульно обвинялся в малодушии и трусости.

Уже после того, как наши войска показали себя способными не только обороняться, но и наносить серьезные удары по врагу, Сталин нашел нужным в одном из своих приказов написать: «Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток».

Таким приказом Сталин незаслуженно опорочил боевые и моральные качества наших солдат, офицеров и генералов.

Как показывают действительные факты, наши солдаты и офицеры, части и соединения дрались, как правило, с исключительным упорством, не щадя своей жизни, нанося большие потери противнику.

Даже наши враги и те вынуждены были отметить боевую доблесть советских воинов в начальном периоде войны.

Вот что писал в своем служебном дневнике начальник Генерального штаба германских сухопутных сил генерал-полковник Гальдер:

24 июня. «Противник в приграничной полосе почти всюду оказывал сопротивление.

Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны ДОТ'ов взрывали себя вместе с ДОТ'ами, не желая сдаваться в плен».

27 июня. Он отмечает, что русские войска и командование на Украине «действует хорошо и энергично».

29 июня. «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов, что теперь уже недопустимо».

6 июля. «На отдельных участках экипажи танков противника покидают свои машины, но в большинстве запираются в танках и дают себя сжечь с машинами».

11 июля. «Противник сражается ожесточенно и фанатически».

Даже в том случае, когда наши войска попадали в окружение, они продолжали драться с противником.

20 июля Гальдер записал в дневнике: «Отдельные группы противника, продолжая оставаться в нашем тылу, являются для нас настоящим бедствием».

В том же дневнике Гальдером записаны потери за период с начала войны по 10 декабря 1941 года, т. е. еще до завершения битвы под Москвой и развертывания наших зимних наступательных операций. Немцами было потеряно убитыми, ранеными и без вести пропавшими 775 078 человек, что составляет 24,22% от численности боевых частей на Восточном фронте, общая численность которых составляла 3,2 миллиона человек.

Эти факты и цифры, скорее преуменьшенные, чем преувеличенные, убедительно свидетельствуют о том, что наши воины в тяжелейших условиях начального периода честно и доблестно выполняли свой боевой долг, защищая свою социалистическую Родину.

Зачем понадобилось Сталину издавать приказы, позорящие нашу армию? Я считаю, что это сделано с целью отвести от себя вину и недовольство народа за неподготовленность страны к обороне, за допущенные лично им ошибки в руководстве войсками и те неудачи, которые явились их следствием.

О так называемых «сталинских операциях», «сталинской военной науке» и задачах по ликвидации последствий культа личности

Многие здесь присутствующие знают, как возникали операции фронтов, как планировались, готовились и проводились наступательные операции наших войск, в последующем получившие название «Сталинские».

Надо быть неграмотным в военном деле, чтобы поверить в то, что один человек мог обдумать, рассчитать, распланировать и подготовить современную фронтовую операцию или операцию группы фронтов, проводимых на громаднейшем пространстве, с участием всех видов Вооруженных Сил и родов войск.

Был ли Сталин творцом вообще каких-либо операций?

Да, к сожалению, был. Об одной такой операции на XX съезде доложил тов. Н. С. Хрущев. По замыслу Сталина также планировалась и проводилась операция в Прибалтике в районе Либавы, которая безрезультатно повторялась несколько раз и, кроме тяжелых жертв, ничего не дала. За неудачи этой операции Сталин сменил трех командующих фронтами.

Исключительно безграмотно проводились операции севернее Варшавы, в результате которых погибли многие десятки тысяч наших людей. Сталину неоднократно докладывали о том, что по условиям местности там нельзя проводить операцию, однако такие доводы отвергались как «незрелые», и операция многократно повторялась с одними и теми же результатами.

О непонимании Сталиным основ управления войсками можно многое рассказать из истории оборонительных сражений за Москву, но достаточно только небольшого факта, чтобы уяснить непонимание Сталиным способов управления войсками.

В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и Н. А. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а Н. А. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта, были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с Н. А. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте — в районе Нарофоминска, ринулся к Москве и только наличие резерва фронта в этом районе спасло положение.

Я не могу обойти молчанием и того, что Сталин принуждал представителей Ставки Верховного Главнокомандования и командующих фронтами без всякой к тому необходимости проводить наспех организованные операции, без достаточного материального

и технического их обеспечения, что приводило к чрезмерно большим потерям.

Во многих случаях наспех и плохо организованные операции не давали положительных результатов.

Так было на Северо-Западном, Западном, на Воронежском и других фронтах.

Можно привести еще немало отрицательных фактов из оперативного творчества Сталина, чтобы оценить, чего стоят на самом деле его полководческие качества и «военный гений».

Последствия культа личности до настоящего времени дают себя чувствовать во многих областях военного дела, особенно в вопросах военной теории и военной истории.

В угоду культу личности у нас настойчиво прививалось неправильное представление о том, что Сталиным, якобы, заново разработана советская военная наука. Отдельные его высказывания по случайному поводу превращались в «энциклопедию военной науки». Старые, давно известные положения, вроде знаменитого суворовского афоризма — «готовить войска к тому, что необходимо на войне» — расценивались как новые гениальные открытия. Высказывание о постоянно действующих факторах, в котором новым была форма, а не существо вопроса, превратилось в основу основ всей советской военной науки, а такой важный и давно известный фактор, как внезапность, стали рассматривать лишь как принадлежность авантюристической стратегии.

Возводилось в культ контрнаступление, чем, по существу, оправдывались ошибки, допущенные в начальный период Отечественной войны, и неправильно ориентировались наши военные кадры о возможных способах ведения войны в будущем.

В угоду культу личности замалчивался тот факт, что советская военная наука создавалась коллективным трудом руководящих партийных, государственных и военных деятелей, трудом многих военно-научных работников и наших ученых, выращенных партией.

Культ личности в военной науке сковывал творческую мысль наших научных кадров и приучал их к тому, что их роль заключается не в самостоятельной разработке военной теории, а в умелом комментировании и популяризации сталинских положений.

Мы должны ликвидировать эти серьезные недостатки и пробудить творческую мысль наших научных кадров, основанную не на рабском следовании цитате, а на научном, объективном и всестороннем анализе живой действительности и перспектив развития техники, способную к глубоким обобщениям в интересах дальнейшего укрепления оборонной мощи Советского государства.

Надо повернуть нашу военную науку прежде всего к современным и перспективным задачам. Сейчас наука и техника выдвигают все новые и новые вопросы, на которые военная теория должна своевременно дать правильный ответ. Особенно это относится к средствам массового поражения, так как неосведомленность народа и личного состава Вооруженных Сил в этих вопросах может отрицательно сказаться при возникновении войны.

Огромное значение для правильного воспитания не только Вооруженных Сил, но и всего советского народа имеет правдивое освещение военных событий и научное обобщение опыта войн.

Однако, несмотря на то, что со времени окончания войны прошло 11 лет, у нас еще нет трудов, исторически правдиво освещающих события Отечественной войны, правильно раскрывающих роль советского народа, его Вооруженных Сил, организующую деятельность Коммунистической партии в завоевании исторических побед.

В исследовании военных событий нет глубокого анализа явлений, научной критики фактов и действий.

Неудачные операции наших войск, как правило, не исследовались, а если и описывались, то без соблюдения исторической правды.

В описаниях военных событий почти нет имен коллектива военачальников, которые непосредственно планировали операции и руководили боевыми действиями войск. Культ личности бесцеремонно вычеркнул из истории имена действительных героев, а их коллективные заслуги беззастенчиво присваивались Сталину.

Установившееся в периодизации Великой Отечественной войны наименование первого периода — «Активная оборона советских Вооруженных Сил» — не дает правильного представления о фактическом характере действий советских войск в 1941 году и противоречит принятому у нас понятию активной обороны. Исходя из фактической обстановки, первый период войны правильнее называть «Периодом отступления и срыва планов «молниеносной» войны фашистской Германии против Советского Союза», предоставив историкам научно установить хронологические рамки этого периода.

При составлении истории Великой Отечественной войны и истории советского военного искусства нужно осветить нашу боевую дружбу с вооруженными силами стран народной демократии, строительство которых началось при помощи Советского Союза на полях сражений в борьбе с общим врагом — германским фашизмом.

Одним из существенных недостатков военно-идеологической работы является недооценка буржуазной военной науки, выразившаяся в чванливом ее отрицании. Нами явно недостаточно изучаются формы и методы военно-идеологической работы в капиталистических странах, а также сильные и слабые стороны империалистических военных систем.

В результате извращенного понимания задач борьбы против неоправданного преклонения перед заграницей отрицалась какая-либо ценность зарубежной военной мысли, военной техники, игнорировались ее достижения, а задачи в области военно-идеологической борьбы сводились к огульному охаиванию всего того, что находится за пределами наших границ.

Надо улучшить дело научной информации о зарубежной военной литературе и военной технике, изучать сильные и слабые стороны империалистических военных систем и основные направления военно-идеологической работы в их армиях, вскрывать новые процессы, связанные с подготовкой их к будущей войне, разоблачать реакционную сущность буржуазной военной идеологии и военной науки.

Говоря о нашей практике военно-идеологической работы в Армии и Флоте, необходимо отметить ее низкое качество, а порой и отрыв ее от задач воспитания войск, на что сейчас необходимо обратить серьезное внимание командиров, политорганов и партийных организаций Вооруженных Сил.

В системе идеологического воспитания наших военных кадров надо развернуть глубокое изучение марксистско-ленинского учения о войне и армии, тесно увязывая изучение теории с конкретными задачами подготовки войск, с их качественными и организационными изменениями. С этой целью надо подготовить и издать труд по основам марксистско-ленинского учения о войне и армии, в котором правильно отразить роль В. И. Ленина в развитии этого учения и обобщить опыт войн современной эпохи.

Разоблачить неправильность и вредность утверждения о том, что В. И. Ленин не являлся «знатоком военного дела», так как подобное утверждение не соответствует действительности и умаляет роль В. И. Ленина как организатора Вооруженных Сил, внесшего много новых принципиальных идей в советскую военную науку.

В ближайшее время необходимо возобновить издание военно-теоретических трудов М. В. Фрунзе и других советских военных теоретиков.

Необходимо также отметить явно недостаточное развертывание военно-идеологической работы в широких массах советского народа, особенно молодежи, направленной на воспитание советского патриотизма, национальной военной гордости, любви к своим Вооруженным Силам и готовности к сокрушительному разгрому любого агрессора, развязавшего войну.

Чтобы устранить этот недочет, мы должны значительно улучшить военно-идеологическое воспитание широких масс советского народа, особенно молодежи в духе патриотизма, любви к своим Вооруженным Силам и постоянной готовности с честью и достоинством защищать свою Родину. Надо организовать выпуск правдивых кинофильмов и литературных произведений о патриотическом долге советских людей по защите своей Родины, постоянной их бдительности и активности в подготовке обороны страны. Это особенно важно в настоящее время, когда наше государство значительно сокращает численность Вооруженных Сил. Пассивное отношение к военно-идеологической работе может породить настроение пацифистского благодушия и беспечности.

У нас мало уделяется внимания историческим памятникам военной славы нашего Отечества, на которых воспитывались бы патриотизм и военная гордость советского народа. У нас почти нет памятников в местах, где происходили важнейшие события Гражданской и Отечественной войн. В Москве и городах-героях до сих пор нет монументальных памятников подвигу советского народа в Отечественной войне. В этом отношении мы серьезно отстаем от других государств. Это явно ненормальное положение необходимо устранить в ближайшее время.



Об устранении неправильного отношения к бывшим военнопленным, возвратившимся на Родину из фашистского плена

В идеологической работе нам нанесен большой морально-политический вред произволом бериевской шайки в отношении советских военнослужащих, которые в период Отечественной войны находились в плену у наших противников.

В силу обстановки, сложившейся в начале войны на ряде фронтов, значительное число советских военнослужащих нередко попадало в составе целых подразделений и частей в окружение и, исчерпав все возможности к сопротивлению, вопреки своей воле, оказалось в плену. Многие попадали в плен ранеными и контуженными.

Советские воины, попавшие в плен, как правило, сохраняли верность своей Родине, вели себя мужественно, стойко переносили лишения плена, издевательства гитлеровцев, нередко проявляли подлинный героизм. Многие советские военнослужащие с риском для жизни бежали из гитлеровских лагерей и продолжали сражаться с врагом в его тылу, в партизанских отрядах, или пробивались через линию фронта к своим войскам.

Однако как во время войны, так и в послевоенный период в отношении бывших военнопленных были допущены грубейшие извращения советской законности, противоречащие ленинским принципам и самой природе советского строя. Эти извращения шли по линии создания по отношению к ним обстановки недоверия и подозрительности, а также ни на чем не основанных обвинений в тяжких преступлениях и массового применения репрессий.

При решении вопроса о судьбе бывших военнопленных не принимались во внимание ни обстоятельства пленения и поведение в плену, ни факт бегства из плена, участие в партизанской борьбе и другое. Наши офицеры, попавшие в плен ранеными, мужественно державшиеся в плену, огульно лишались офицерского звания и без суда посылались в штрафные батальоны, наравне с лицами, совершившими преступления.

Некоторые советские и партийные органы до сих пор продолжают проявлять неправильное отношение к бывшим военнопленным, ничем себя не запятнавшим, относятся к ним с недоверием, устанавливают незаконные ограничения в отношении продвижения по службе, использования на ответственной работе, избрания депутатами в Советы депутатов трудящихся, поступления в высшие учебные заведения и другие, ущемляя их права и достоинство советских граждан.

Наиболее грубые извращения нарушений законных прав военнопленных были связаны с необоснованным привлечением их к уголовной ответственности. Значительное количество военнопленных, возвратившихся на Родину, было подвергнуто различным наказаниям, начиная со ссылки на спецпоселение и кончая высшей мерой наказания.

Советское законодательство предусматривает суровую ответственность за преднамеренную сдачу в плен, за сотрудничество с врагом и за другие преступления, направленные против Советского государства. Однако из советских законов не вытекает, чтобы военнослужащий, попавший в плен вследствие ранения, контузии, внезапного захвата и при других обстоятельствах, не зависящих лично от военнослужащего, должен нести уголовную ответственность.

Незаконным репрессиям подвергались и те военнослужащие, которые помимо своей воли попав в плен, руководствуясь чувством воинского долга, бежали затем из плена и возвратились на Родину, проявляя при этом нередко личный героизм, подвергая свою жизнь опасности.

Приведу лишь два примера.

Капитан Фурсов Д. Т., член КПСС, в Советской Армии служил с 1929 года, в августе 1946 года был осужден к 8-ми годам лишения свободы, с поражением в правах на 3 года, с конфискацией имущества и лишением воинского звания «гвардии капитан». Его обвинили в том, что он, находясь с конца 1941 года в плену, в феврале 1943 года добровольно поступил на службу в организованную немцами «офицерскую казачью школу».

Что же установлено теперь? Капитан Фурсов, попав в окружение немецких войск, пытался выйти из окружения, но был ранен и оказался в плену у немцев. Не имея возможности бежать из плена, он решил поступить в «казачью офицерскую школу» с тем, чтобы бежать к партизанам. Получив в школе оружие, Фурсов 17 июня 1943 года вместе с группой курсантов этой школы в количестве 69 человек с оружием перешли к партизанам, захватив с собой находившихся в опьяненном состоянии начальника школы и командира эскадрона.

В партизанском отряде Фурсов был командиром отделения, а затем командиром диверсионной группы и выбыл из отряда в связи с ранением. После излечения в госпитале Фурсов продолжал служить в Советской Армии и активно участвовал в боях, был три раза ранен и награжден двумя орденами и медалью.

И вот этого отважного советского патриота, возвратившегося на Родину с победой над врагом, в 1945 году осудили и посадили в тюрьму.

Старший лейтенант Анухин Е. С, член КПСС, 31 марта 1950 года был осужден к лишению свободы на 25 лет, якобы за то, что 9 августа 1944 года при выполнении боевого задания, когда самолет Ил-2, управляемый Анухиным, был сбит противником, а Анухин пленен, он на допросе в румынском штабе выдал сведения, составляющие военную тайну, сообщив противнику о летно-технических свойствах самолета.

Как теперь установлено, Анухин в плену у румын был всего 11 дней, а затем вместе с другими нашими военнослужащими бежал из плена и прибыл в свою часть. До конца войны он принимал активное участие в боях летчиком-штурмовиком, совершил 160 боевых вылетов, из них 120 вылетов после побега из плена. Трофейными документами установлено, что Анухин при допросе румынами гордо заявил, что война кончится победой Советского Союза, а Румыния станет свободным государством.

Через пять лет после войны, в которой Анухин принимал самое активное участие, он был осужден и посажен в тюрьму.

Нет необходимости доказывать, что с точки зрения подлинной советской законности, расценивать в подобных случаях советских военнослужащих, попавших в плен к врагу, как изменников Родины, не было абсолютно никаких оснований. Не было оснований и для применения к ним каких-либо репрессивных мер.

Более того, советские военнослужащие, по независящим от них обстоятельствам попавшие в плен и затем бежавшие из плена на Родину, — достойны поощрения и правительственных наград. Такой порядок существовал даже при царском режиме и имел большое значение для воспитания народа, солдат и офицеров.

Некоторая часть военнослужащих, попав в плен и зная о неизбежности для них репрессий на Родине, естественно не проявляла стремления к тому, чтобы бежать из плена. А по окончании войны угроза незаслуженных репрессий могла заставить некоторых военнослужащих отказаться от репатриации на родину. Неправильные действия местных органов власти, создание по отношению к бывшим военнопленным атмосферы недоверия порождает среди них, членов их семей справедливые настроения обиды, бесперспективности, ощущение неравноправия, отрицательно сказываются на их производственной, общественной деятельности.

Воспитывая военнослужащих в духе высокой стойкости, ненависти к врагу и презрения к плену, мы недостаточно популяризируем примеры доблестного поведения советских воинов в плену, примеры смелых побегов наших людей из плена.

Нужно снять с бывших военнопленных моральный гнет недоверия, реабилитировать незаконно осужденных, ликвидировать ограничения в отношении бывших военнопленных.

Товарищи! Культ личности причинил большой ущерб нашей военно-идеологической работе. Наша задача заключается в том, чтобы решительно очистить от последствий этого культа всю работу по воспитанию советского народа и личного состава Вооруженных Сил, все виды и формы военно-идеологической работы в области военной науки, пропаганды, военно-художественной литературы, а также связанные с военной тематикой искусство и кино и прочно поставить их на марксистско-ленинскую основу. Во всей нашей военно-идеологической работе мы должны исходить из непреложного марксистско-ленинского положения, что творцом истории является народ, а в основе военного могущества Советского государства лежит его общественный и политический строй, передовая экономика, морально-политическое единство

советского народа, мощь его Вооруженных Сил и руководящая деятельность нашей славной Коммунистической партии».

АПРФ. Ф. 2. On. 1. Д. 188. Л. 4-30. Подлинник.

Адрес записи

Блоги
offline
372   0   0   0

Статья А.Слукиса "Источник зла"

метки: Россия
Статья А.Слукиса "Источник зла"
Вашингтон Пост 10.05. 1999г
20-ый век, вероятно, cтал самым кровопролитным в истории человечества. Век заканчивается убийствами, террором и геноцидом в Kосово. Причина, почему сербы легко идут на массовое истребление людей в конце столетия, кроется в России. Русские "истребители" никогда не были наказаны или даже подвергнуты критике за их преступления. Политическая корректность требует выносить обвинения в преступлениях против человечества против конкретных политических фигур или против некоторых идеологических доктрин.

Так недавно, Билл Клинтон и Мадлен Олбрайт обвинили Слободана Милошевича в массовых убийствах и этнических чистках в Koсовo. Но, Билл, Cлободан был в Белграде лично не убив не одного косовского албанца. Убийства совершали сербы, те кого Мадлен назвала "добрыми людьми". Сербы, которые имеют семьи в Сербии, убивают, насилуют, грабят, заживо сжигают безоружных людей.

Людей, совершающих разбой и убийства в Косово Мадлен Олбрайт и Билл Клинтон, являющиеся "Политически корректными (правильными)" политиками называют их "хорошими, добрыми людьми ". Cогласно той же больной логике, убийство 100 миллионов людей в этом столетии в России было совершенно только Лениным, Сталиным и коммунистами, а не " хорошими русскими людьми " . Но, правда заключается в том, что чтобы уничтожить так много людей, требовалось участие всего Русского народа. Какие-то политические лидеры отдавали приказы, но фактически, убийства совершались охотно и с энтузиазмом всем Русским народом. Оружие было в руках обычного русского в России также, как оно сегодня в руках обычного серба в Koсoвo, и никакая " политическая корректность(правильность) " не может скрыть это. Фактически, эти безнаказанные преступления русских в начале этого столетия - причина всего зла, последовавшего потом.

К 1938 Русские уже уничтожили безнаказанно десятки миллионов невооруженных людей. Видя это, Гитлер решился на массовое уничтожение евреев - холокост. И в конце концов, разве не русские безжалостно уничтожили пять миллионов украинцев.

Установленный принцип исследования указывает на русских как учителей сербов.

В 1938, из 230,000 латвийцев живущих в России, русские убили 73000, почти всех мужчин в возрасте от 16 до 70.

В 1992-95 в Боснии, их братья-славяне сербы убили множество безоружных людей, достигнув высшей точки резней почти всех (7000) мужчин в городе Сребреница (1995). Сегодня, в Кocoвo, снова сербы убивают безоружных людей.

Русские, преподаватели геноцида легко достигли своей цели, уничтожив только 1/3 населения то есть, мужчин в возрасте от 18 до 70 , устранив отцов и кормильцев. Недавно русские проводили такую политику в Чечне, но их усилия не оказались столь успешными как в Латвии.

Сербы видят то, что русские совершили в Латвии, и проводят ту же самую политику в Koсoвo. Разрушение и уничтожение целых деревень было совершенно русскими " преподавателями " в Латвии и Чечне и их учениками: сербами в Боснии и Косово, Саддамом Хуссейном в Ираке и Курдистане

Теперь ясно, что время " политической корректности (правильности) " закончилось и пришло время правды, морали и правосудия. Сербы должны быть изгнаны из Koсoвo. Все те, кто служили там после февраля 1998г. должны получить по 30 лет тюрьмы за геноцид. Сейчас мы должны обратиться к источнику всего зла, и устранить его, а находится он в России.

России нельзя позволять существовать такой, как она есть. Но из-за ее запасов ядерного, химического и биологического оружия решением проблемы России должен стать самый большой в мире "выкуп". Дайте каждому русскому мужчине, женщине, и ребенку $ 100,000 чтобы покинуть Россию и территорию бывшего Советского Союза навсегда.

Маленькая, размером в Швейцарию " мини Россия " осталась бы вокруг Москвы для 10 миллионов русских, чтобы сохранить Русский язык. Имеются 125,000.000 русских в России и 25,000.000 в бывших республиках Советского Союза. Значит, 140 миллионов должны уехать. Это стоило бы 14 триллионов долларов. Так как не один русский не хотел бы остаться, транши должны быть отправлены в 140 миллионов пунктов. Эти деньги должны быть собраны пут╦м продажи земли и ресурсов России тем, кто пожелает заселить пустые земли России и основать там новые государства.

Может иметь место сделка по Восточной Сибири. США могли бы купить настолько большую ее часть, насколько могли бы себе позволить. Это уже было предложено Уолтером Мидом, членом "Совета по международным отношениям" в 1992г.

и Джоном Эллисом, репортером газеты "Бостон Глоб" в 1998г.. Финн Джарм Хеллевара предложил, что Финляндия выкупит восток Карелии, отторгнутый от нее Россией. Япония могла бы купить Курилы и Сахалин. Конечно, такие страны как Чечня и Дагестан станут независимыми странами и не будут частью "выкупа". Некоторые основные правила: не больше чем 596 русских в одной стране, чтобы не разлагать ее. Поэтому, в США, не более 14 миллионов русских. Русские получают 30 % денег во время иммиграции и 10 % в год в течение следующих семи лет, так как никто не может доверять русским.

После этих мер я бы ручался, что эти агрессивные, варварские, бесстыдные люди больше не будут ни совершать преступления против человечества, ни преподавать их другим.

Действуйте же. Полагаете же Вы, что гены и воспитание являются доминирующими факторами в характере человека.Если русские останутся вместе в России, тогда каждое новое поколение унаследует и гены и воспитание от предыдущего поколения. Если бы господин и госпожа Гитлер, вместе с младенцем Адольфом, эмигрировали в Дэс Moйнeс, Штат Айова, то не было бы и Холокоста. Давайте защищать мир и русский народ от следующих русских преступлений против человечества. Давайте предложим самый большой в мире "выкуп".

Адрес записи