Блоги
offline
507   0   0   0

Никогда ничего не вернуть

метки: юмор
Никогда ничего не вернуть,
Как на солнце не вытравить пятна.
И, в обратный отправившись, путь,
Никогда не вернешься обратно.

Эта истина очень проста.
И она, точно смерть, непреложна.
Можно в те же вернуться места,
Но вернуться назад невозможно.



Ни что не предвещало беды, была Пятница 13.
Над землей опускалось ласковое солнышко.
Снова наступал новый вечер, который, как и сотни других вечеров не сулил ничего хорошего. Но в душе теплилась слабая надежда, что может сегодня меня пронесет и все будет хорошо.
Как говорят люди, первыми умирают принципы, а надежда умирает последней, все-таки живучая тварь, эта надежда!
Но все же в некоторых случаях она дохнет сразу.
Это был как раз мой случай.
И все же люди ошибаются, что надежда умирает последней. Последним умирает надеявшийся!
В этом мире нужно всегда надеяться на лучшее, готовиться к худшему, и принимать, что Бог пошлет.
Родился я и живу в современной России, а ее, как известно умом не понять и аршином не измерить. Когда-то я был красивый и умный, но в роддоме меня подменили. С тех пор ума у меня нет, да и свой аршин, я куда-то задевал. Но я все же надеюсь и жду, что и мне улыбнется счастья, как только жареный петух на горе раком три раза перекрестится!
Мать твою, Россия! Не знаешь, что будет завтра! Не понимаешь, что происходит сегодня! Не помнишь, что было вчера!
Иногда жизнь кажется такой прекрасной, что не хочется просыпаться.
Но я все-таки проснулся и сразу прислушался к своим ощущениям: к своему разуму, своему сердцу, своим эмоциям, то есть к душе, самой тонкой человеческой субстанции.
И понял - мне хреново.
Хреново - значит, я еще жив.
Хотя это мне-то хреново?!
Вот, колобку с похмелья, какого!
Вставать с постели очень не хотелось, но мысль, что исправить уже ничего нельзя, но окончательно испортить – еще можно, заставила все-таки подняться.
Реальность - это всего лишь иллюзия, хотя и очень назойливая...
Если бы я был богом, то послал бы все к черту.
Вот даже умная мысль, в устах дебила, приобретает оттенок шизофрении.
Когда человек разговаривает сам с собой, это первый признак шизофрении, которой у меня нет и, кстати, не было никогда, просто мне нравится задушевный разговор меня со мной. Поэтому когда я говорю, что думаю, я всегда думаю, что говорю!
Вы чего бы больше хотели: чтобы я сказал то, что не думаю, или чтобы не сказал то, что думаю?
Труднее всего на свете выбраться из ловушек, которые расставляет собственная психика.
Вот умный человек - с честью выйдет из любой ситуации. Мудрый человек - никогда в такую ситуацию не попадет, а я всегда вляпаюсь. Вот, блин, понаставили всюду ловушек для дураков, умному ступить не где. А меня невозможно окружить, потому что я квадратный.
Психически я совершенно здоров, хотя иногда приходиться прикинуться дурачком, чтобы не выглядеть полным идиотом.
В действительности всё не так, как на самом деле.
И вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?» - это не вопросы, а обыкновенный склероз! Поэтому человеку для счастья достаточно склероза. Но и склероза у меня нет.
Богом я себя не считаю. Но вы можете, если хотите.
Я ангел! Честно! А рога? Ну, нимб поддерживать....
И к слову, по мере изучения закона божьего я все больше и больше склоняюсь к безбожию. Ноя вместе с его зоопарком еще можно понять. Если б я был на месте Ноя, то кровососущих тварей с собой бы не взял. А еще мне очень нравятся, Адам и Ева, вероятно, своей наивностью, а может быть, и потому, что первородный грех вообще приятная вещь. Адам был первым мужчиной, а Ева была первой женщиной. И так как они были первые люди, то жили в раю. И они очень хорошо жили, но однажды Адам укусил Еву. А за это господь бог сломал Адаму ребро. После этого двенадцать апостолов отправились в кругосветный круиз на Ноевом ковчеге. Во время этого круиза двенадцать апостолов пили водку, коньяк, пиво, да и все, что хоть слабо могло напоминать спиртное. Закусывали свежим шашлычком, который готовили из подвернувшейся под руку живности зоопарка Ноя. Вот так на шампурах глупой и нелепой смертью погибли все динозавры. А когда все что, могло напоминать спиртное, закончилась, то двенадцать апостолов, после недолгого совещания, решили пойти к душке Христу в надежде опохмелиться. Христос в это время делал свой маленький бизнес по торговле паленной водкой в двух храмах Содоме и Гоморре, и за одно проповедовал свое учение. Основными его заповедями были две составляющие. Первая заповедь гласила, что после первого стакана с водкой, не закусывают, а вторая заповедь поясняла - перерыв между первым стаканом водки и вторым, должен быть не большим. Простота и легкость учения Христа, а так же доступность паленой водки, заметно повышали его рейтинг на ближайших выборах на должность Бога. Популярность учения Христа в среде простого народа была просто ошеломляющая, что говорило о «правильном» предвыборном пиаре Христа. Двенадцать апостолов все-таки нашли Христа и приняли его учение, то есть процесс опохмеления плавно перерос в настоящую вечеринку. Именно эта вечеринка пролегла через все человечество и легла в основу легендарной картины под названием «Тайная вечерня». В самый разгар знаменитой вечеринки Иуда пошел отлить. И только Иуда, пожелав себе попутного ветра, стал расстегивать ширинку, как откуда ни возьмись, появился Моисей. Этот Моисей был противником Христа на предстоящих выборах. Моисей все время канючил, продай, да продай секрет рейтинга Христа, чем очень смущал Иуду и отвлекал от первой необходимости, ради которой собственно Иуда и удалился от стола с паленой водкой. Иуда хоть и был пьян, но быстро сообразил, что этого лоха Моисея можно развести на 30 серебряников. Вот так на горе Арарат, ловя попутный ветер и справляя малую нужду, Иуда надиктовал Моисею первое, что пришло в голову. И как на зло пришли к нему на ум, десять похабных анекдотов, которые, Иуда услышал в синагоге, когда менял доллары у менял на деревянные рубли, чтобы купить закуску. Но Моисею, эти злополучные анекдоты, которые он стал называть заповедями все равно, не помогли. Он проиграл выборы на должность бога. Именно поэтому, Пилат по наущению отца своего Моисея, чтобы отомстить Иуде за неудачную пьяную шутку и распял Христа на кресте. И свершив это дело, он вымыл руки. Но Богом все равно выбрали Христа, а Моисей как был пророком, так пророком и остался.
Моисей же с досады, пообещав земли обетованной, завел своих избирателей в такое гиблое место, где нет, не только питьевой воды, плодородной земли, но и нефти.
С тех пор этот славный народец размножается, где придется, а по достижении совершеннолетия, возвращается на историческую Родину, чтобы набить морду подлецу Моисею за землю обетованную, да за манну небесную.
Вот так пьяная шутка Иуды на горе Арарат, оказала огромнейшее влияние на всю историю человечества.
Можно предположить, что я страдаю манией величия.
Но я от нее не страдаю, я от нее тащусь.
Поэтому я и сотворил и бога по своему образу и подобию.
Нехай помучается так же, как и я!
Ведь я по натуре гармонично недоразвитый человек и привык говорить правду в лицо, но на расстоянии.
И вообще я очень страшен.
Вот когда иду ночью по кладбищу - все лежат тихо-тихо.
И не думайте обо мне плохо - я намного хуже!
Например, я сам себе рассказываю сказки, и жду, когда они начнут сбываться. Потому, что во мне живет твердая уверенность, что мечтать необходимо уже для того, чтобы иметь реальное представление о том, что никогда не сбудется.
Но вот со временем уходит мой максимализм... и идеализм... и идиотизм... старею, блин.
То, что людьми принято называть Судьбою, является, в сущности, лишь совокупностью учиненных ими глупостей. Жизнь все время разбивает мои надежды и мечты, поэтому-то мы с Судьбой проживаем отдельно друг от друга.
Зато, я часто улыбаюсь во сне - ну а что мне еще остается?
В этом мире все имеет конец и начало, бесконечны лишь мои лень, глупость, хитрость, тоска и самолюбование.
Но все-таки во мне есть и одна хорошая черта: которая делит жопу пополам.

Эх, не стоило сегодня просыпаться.
Что день грядущий мне готовит? А что готовлю я ему?
Пусть хоть сегодня звезданет в меня кусочек счастья.
Все-таки тяжеловато все время плыть против течения, особенно когда находишься в дерьме.
В принципе справедливость существует, так как рано или поздно все, кто в нее верит, бывают наказаны за свою глупость. По этому вопросу конечно у меня есть собственное мнение, но я с ним не согласен. А иметь свое мнение надо основательно, умеючи, убедительно и демонстративно.
В человечке все должно быть прекрасненько: и одежонка, и тельце, и мыслишки, и душонка.
Вот это - голова, в ней куча проблем, а ещё на ней есть губы, которыми я ем.
В наш век высокого развития цивилизации детям становится все труднее и труднее добираться до электричества в розетках... Погибают самые талантливые.
Я не погиб…
Вот и памперс начал жать мне спереди – значит, детство кончилось!
Слава Богу, наконец-то я и добрел до ванной комнаты.
Взглянул на себя в зеркало, но даже в зеркале какой-то беспредел. Проще всего человек может познать самого себя с помощью зеркала. Если зеркало хорошее, то человек увидит свои хорошие стороны, а если зеркало плохое, то человек увидит свои плохие стороны! Посмотрел на себя в зеркало – опять повесили плохое зеркало.
Чем дольше я всматриваюсь в зеркало, тем больше верю Дарвину, и если есть во мне изъян, так это ж все от обезьян.
Глупее самовлюбленного идиота может быть только влюбленный кретин.
Что-то совсем я добрый стал. Не к добру это…
Мои биологические часы уже давно никуда не спешат, а мозг упорно не хочет, обнаруживать тело. Что в принципе и не удивительно, ведь находясь в здравом уме и некоторой памяти, я человек не очень брезгливый, но все же не очень хочется брать себя в руки.
В жизни и так больше горя, чем праздников, зачем же я еще зеркало-то смотрюсь?
В приметы я не верю. Но совпадения уже порядком надоели!

Родители хотели, чтобы из меня вышел толк. Толк вышел, бестолочь осталась.
А причина причин, в конце концов, в начале начал.
Вот поэтому, при таких аргументах и факты не нужны.
Все гениальное просто!
А простота, заключается в том, что мои родители могли бы все-таки и надеть презерватив. Этим бы поступком свершили бы для меня добрейшее дело и избавили бы меня от многих забот и хлопот.
Ну, наконец-то свершилось! Наконец я умным стал. Сбылась мечта идиота.

Вот занервничал и зашевелился мой мозговой центр.
Завидовать людям глупо, богу - бессмысленно. А все равно хочется. Обидно, когда твои мечты сбываются у других!
Может сегодня посетить зоопарк? Ведь зоопарк такое редкое место, где я смогу, наверное, почувствовать себя человеком, пусть хоть и не надолго.
Но, нет. Туда я больше не ходок. Зачем же пугать бедных животных они и так в клетках сидят, а тут еще и я. Зачем им столько наказанья.
Ведь не зря же милосердные люди написали объявление в зоопарке:
"Страусов не пугать. Пол бетонный."

Каждый человек стремится к счастью, а полный идиот - к полному счастью.
Как трудно найти выход в ситуации, когда тебе указывают на дверь.
Плохо проигрывать, но еще хуже безрезультатно выигрывать, бурча под нос:
-Вот тебе, дорогой, и мыло душистое, и веревка пушистая.
И все же не так плохо как я думаю, все обстоит намного хуже!
Потому что баранов на шашлык не приглашают. Они в нем участвуют!
Надо все-таки признать, что в этой жизни я как та корова, что с интересом рассматривает стенд - "План по мясу".
Не умеешь летать - не пачкай тротуар!
Хочу хрен знает чего. Но точно знаю что хочу!

"А с поцелуями мы торопиться не будем", - сказал Иван-царевич, слезая со спящей красавицы.
Три дня и три ночи целовал Иван Царевич спящую принцессу, а потом подумал:
"Может, она действительно мертвая?"
Миг осознания своей бездарности – это, наверное, проблеск гения.

Я всегда хотел кем-нибудь стать, наверное, мне уже пора определиться.
-А зачем?!
«Зачем?» - самый поганый вопрос...
Да, это уже серьезненько.
Вот раньше были золотые деньки! Помню их... оба.
Кто ж знал, что умереть за Неё - это не моя жертва ей, это её подарок мне.
И я хорош лишь настолько, насколько хороша она.
Слабый пол - а, сколько сил отнимает!
Вселенная такая огромная, что целиком никак не укладывается в голове.
Как все чертовски сложно: и божественно просто.
Любовь трудно понять, её надо почувствовать и даже приняв её я остаюсь заложником обстоятельств породивших это чувство. Ведь любовь ломает и крушит все преграды, оставляя за собой тучу обломков. Но самое трудное в любви - это понять, что все кончено. В кромешном мраке и розовые очки не помогают.
Поэтому природа всегда сильнее принципов.
Вечнозелёная тоска!
А Мальчики - это не возраст, Мальчики - это категория.
Лежачего не бьют. Его топчут!
Так и хочется подойти к ней и ласково шепнуть на ушко:
-Мадам, не захлебнитесь моей кровью!
От нее веет таким холодом, что можно простудиться.
Почему же, все время после общения с ней возникают ощущения,
что «пасть порвана», а «моргалы выколоты»?
А что же будет дальше?!
А дальше она, наверное, ответит мне:
- Хотя любовь и зла, но ты, козел, даже и не надейся!
Нет, я не жизнерадостный, это у меня уже истерика.
Несмотря на то, что уже несколько миллионов лет женщина живет рядом с человеком, в ее поведении и образе жизни остается еще много загадочного и непонятного.
И воистину, ничто так ни ранит человека как осколки собственного счастья.
Черт, опять, приступ ностальгия. Вот и мчится бабочка сознанья из ниоткуда в никуда.
Ведь ностальгия - это попытка сравнить наихудшее из настоящего с наилучшим из прошлого. Вот так между темным прошлым и светлым будущим протекает мое серое настоящее..
А я тоже человек! И тоже хочу звучать гордо!

Если голова болит, значит, она есть.
Боль - единственное материальное ощущение, ее реальность сложно оспорить.
Мне плохо, одиноко, господи, никогда не думал, что всё может быть так плохо... хотя в принципе, ничего плохого и не случилось... а и в правду, чего мне так плохо? Хочется прижаться к ней и сидеть так долго-долго.
Господи, как же плохо...
Знакомы каждому очарованье странствий,
Познанья зуд, стремление вперед,
Желанье новым видеть каждый год…
И все же, мы стремимся к постоянству.
Размеренно вращается планета,
Необратимо льются годы в Лету,
Цветок прекрасный в перспективе – тлен…
И все же, свойственна нам жажда перемен.
Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!
Сказал седой, все видевший старик,
Сказал, и умер. Что такое счастье?
Чего достиг, и все же не достиг.
К чему стремишься втуне, безуспешно,
То, чем владеешь, но не до конца,
Нет счастья смертным, от рожденья грешным…
Довольно простоты на мудреца!
Я не хочу расчетных формул счастья,
Туманных формул оправданья бед,
Я знаю, счастье – видеть сквозь ненастье
Твоей улыбки несказанный свет,
Я знаю, счастье – вечность и мгновенье
Сжигающего взгляда твоего,
Я знаю, счастье – наших рук сплетенье,
Я, ты и счастье – больше никого…
Мне счастье чувствовать – ты с радостью и болью
Идешь ко мне, печалей не тая,
Мне счастье - хлебом быть твоим и солью,
Счастливой будь – счастливым буду я!
И я уверен – счастье достижимо.
Пусть высоки препятствия – хребты,
Я их преодолею для любимой.
Я знаю, мое счастье – это ты!

Так меня опять понесло. Пора пить анальгин, а то добром все это не кончится.
На крик души эхо не откликается.
Любить напрасно – злой недуг,
Но я убит не этим,
А тем, что разум – этих мук
Единственный свидетель.

И все же почему, как только я найду ключ к успеху, так кто-то сразу меняет замки.
Жизнь - это прекрасная сказка со счастливым концом, и очень жаль, что я в ней отрицательный персонаж. И все ж – «счастливый конец» - сколько это, в сантиметрах?
С началом запальчиво спорил конец.
«Я всякому делу,- кричал он, - венец!»
«Да верно, - начало ему отвечало,-
Однако я все начинаю сначала».
И как соблазнительно выдавать рост трудностей за трудности роста.

Так помылся и побрился.
Вроде ничего не забыл. Пора и одеваться на работу, а то не дай бог опоздаю.

Скоро у друзей юбилей свадьбы.
Чтобы им подарить?
Ага, придумал, лучший подарок – это книга.
Прекрасная книга о синем кошмаре, хороший подарок супружеской паре.

Надо, успокоится.
Выдох, Вдох.
Арифметика проста.
Не вдох – Сдох.

Ну, почему я все жизнь бьюсь головой об стену?
Ведь биться головой об угол намного эффективнее!
Надо попробовать.
Хотя, зачем?
Ну, допустим, я пробью головой эту чертову стену.
И что же я буду делать в соседней камере?
Хочется всего и сразу, а получаешь ничего и постепенно.

Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни:
Все или ничего; ждать нежданного; верить не в «то , чего нет на свете», а в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет и долго не будет. Но жизнь отдаст мне это, ибо она – прекрасна.
Мир прекрасен. Это-то и грустно.

Всю жизнь иду на встречу тому, что считается светом.
А свет в конце тёмного больничного коридора все время исходит то от гостеприимной таблички с надписью "Морг", то оказывается ласковым отблеском огня в печи крематория.
Специально для таких как я похоронное бюро организует экспресс-курсы лечения горбатых. Но все тщетно, ведь если человек умер - то это надолго, но если же глуп - то это навсегда.
Бог наделил человека разумом, но забыл дать инструкцию, как им пользоваться.
Поэтому, понять себя можно, но некому. А сделав доброе дело, посмотри, кому от этого стало хуже.


Дурак ли дурак, понимающий, что он дурак?
Ага, одно из самых ярких проявлений оптимизма - фраза:
"Каким я был дураком!"
И жить не хочется, и застрелиться лень.
Сила есть, воля есть, а силы воли нету.
Ладно, не буду больше заниматься оптимизмом.
С сегодняшнего дня я буду пессимистичным оптимистом - в то, что все будет хорошо буду верить, но очень, очень слабо.
Догорал закат уходящего дня.
Вот справа от остановки все так же стоят все те же помойный ящики, доверху заваленные мусором и отбросами, а слева – просто мусорная куча, которая росла год от года и, наконец, в ней стало вырисовываться какое-то архитектурное сооружение в стиле «модерн». Штукатурка на стенах ближайших домов местами осыпалась, а почтовые ящики выгорели от многочисленных поджогов. Ничего со вчерашнего дня не изменилось и меня снова окружает кромешный абсурд и идиотский бардак, ласково называемый Родиной.
Я так устал носить клеймо злодея - я с каждым днём всё злее, злее...
Да, род людской не исправим:
Он жаждет мира, только мира,
И все же вечно правит им
Кулак, веревка и секира!
Что есть человек?
Грек скажет – это микрокосм, малый мир; Платон – мера всех вещей, Аристотель – гармония Вселенной; Плиний – венец всего сотворенного; Цицерон – связь всего в мире; Сенека – средоточие знаний; Катон – причастный к божественному разуму; Сократ – бог для другого человека; Пифагор – дерево выросшее до небес; Плутарх – царь земли; Диоген - солнце, имеющее душу; Моисей – образ самого Бога; Давид – венчанный славой; Святой Василий – животное общественное; Григорий Богослов – владыка всех тварей; Святой Амвросий – судья всему; Святой Бернард – гражданин рая; Святой Григорий Великий – созерцатель Бога; Святой Августин – венец и цель всех прочих созданий. Но я, опираясь на слова самого Господа, скажу, что человек – это пыль, прах, дитя тлена: «Помни, человек, что ты прах и в прах обратишься».
Величие человека тем и велико, что он сознает свое ничтожество, но человек хуже зверя, когда он зверь. И сколько нужно всего, чтобы сделать счастливым только одного человека.
Создатель мой, скажи мне – кто я?
Какой я есть? понять пытаюсь:
Когда грешу, а после каюсь,
Во мне – один я или двое?
То доброе в душе , то злое,
То благочестье, то терзанье,
То беспокойство, то покой!
И вот я думаю порой:
В одной душе – мои – желанья,
А исполнения в другой.

Все знамена заляпаны и запятнаны кровью, все они несут в себя зло. А бездействие – зло еще большее. Жить – это всегда значит превышать какую-то меру. А не жить – значит убивать. Выбор того или другого означает в то же время утверждение ценности того, что мы выбираем. Чего не излечивают лекарства, излечивает железо, чего не излечивает железо, излечивает огонь. Кого слова не исцеляют, исцеляет карцер, кого карцер не исцеляет, исцеляет расстрел.
Если бы другие не делали ошибок, откуда бы я знал, что поступаю правильно?!
Невозможно решить проблему на том уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень.
Счастье умножается и растет, когда мы разделяем его с другими. И не принимай удовольствие за счастье. Это – разные породы собак. Для счастья нужно устать.
Любовь – волшебная сила, пробуждающая к жизни дремлющую в человеке энергию, сущность которой в том, что бы побудить человека превзойти себя ради другого человека

Все мы ангелы об одном крыле. И летать мы можем лишь в объятиях друг друга. Все рожденное обречено на гибель. Мы убиваем время, но время хоронит нас.
При всех превратностях судьбы самое большое несчастье – быть счастливым в прошлом.
Подобно тому, как бывает иногда милосердие, которое наказывает, так бывает
и жестокость, которая щадит.

Адрес записи